«Ищу женщин в депрессии, которые после развода, с ними легко…», — сказал Герман. И все замолчали

Не знаю, откуда он появился в нашей компании. Кто-то его привел, и я бы и имени его не запомнила, будь оно более распространенным, но его звали Германом, а такие имена запоминаются.

Да, это будет рассказ о мерзости, которая иногда находит в человеческих душах благодатную почву…

Помню, что собрались мы тогда без особого повода – просто отдохнуть. Был у нас любимый, для таких целей, ресторанчик – маленький, тихий и уютный. Компания наша небольшой была – человек девять, включая нас с мужем.

И в один из субботних вечеров, Герман и появился – щеголеватый, очень уверенный в себе. Преставился менеджером чего-то там. Это было в те времена, когда менеджеров уже потихоньку становилось больше, чем трамвайных кондукторов.

Да, вы знаете, как это происходит — подвыпьют мужчины, и кем бы они не были, сценарий почти всегда одинаковые…

(Не сочтите за некорректность, но я в такие моменты всегда вспоминаю отару, за которой имела честь наблюдать в горной деревушке, в Абхазии. Меня удивило, что немногочисленные самцы практически всё свободное время проводили в странном занятии.

Они выясняли отношения, и пытались доказать друг другу свою «крутизну». У овец – ягнята, они как-то и кормились больше, и казалось, что они куда больше заняты. А вот самцы… Разбегались – и стукались, с характерным звуком, лбами. Все две недели, которые я была там!)

Так вот, в нашей компании доминировали, разумеется, психологи. И один психотерапевт. И вроде бы надо отдохнуть от работы, да куда там! Куда от неё денешься…

И вот они начали делиться своими случаями, махать руками, и пугать остальных посетителей профессиональными терминами…

— У него проблемы с аффилиацией, понимаете? А потом он стал социофобом! – рассказывал мой муж.

Такие рассказы, они… Они словно о призраках. Просто схема. Люди в них – обезличенные, иначе нельзя. Вернее, можно, но не этично. Ладно.

— В будущем мы столкнемся с массовой ригидностью! – пророчил через пять минут Михаил – друг мужа.

Менеджер Герман, между тем, заскучал. Он попытался вставить пару слов, о своей работе, но получилось неубедительно. Его никто и не заметил. И это не красит нашу компанию, конечно, но речь не об этом.

Виктория – музейный работник, жена одного из психологов, нарушая этику, заговорила о женщине, коллеге, которая развелась, и впала в депрессию. Она рассказывала о том, как сложно было её вытащить её, ведь муж не мог с ней работать – слишком давно они дружили.

И вот Герман этот подловил паузу, когда наши славные психологи-мужчины подустали, и горделиво сказал Виктории:

— Жаль, что я этой вашей женщине на пути не попался! Я бы её враз излечил!

(Бац! Прямо сейчас, где-то в Абхазии, в горах, два барана столкнулись лбами!)

— И как бы вы её излечили? – спросил муж.

— Я однажды познакомился с женщиной, которая была после развода… случайно познакомился. — Тут он замялся, но решил договорить до конца… — В общем, с тем пор я ищу женщин, которые в депрессии, после развода, с ними легко.

И все замолчали. Моментально.

— А где вы их ищете? – спросила я, потому что молчание затянулось.

— Да где угодно! В «Одноклассниках». На работе, у нас фирма огромная… Не у ЗАГСа ведь, хотя это идея! Ха-ха!

— А зачем вы их ищете? – спросила Виктория.

— Как зачем? Вы же взрослые люди!

— Вы женитесь на них?

— Вика, я вас умоляю… Зачем мне жениться? Когда в стране столько разводов!

— Герман, простите, но вы подлец, — сказала Вика.

— И вам лучше уйти, — посоветовала я.

— Или мы вам поможем, — кто-то из мужиков.

Герман смотрел на нас наивными глазами, как на ненормальных. Он не понимал, что такого он сказал, но уже чувствовал, что ляпнул что-то неподобающее. Стал оправдываться. Но было поздно.

— Вы не знаете, что такое депрессия, Герман, — сказал Олег, муж Виктории. – Вы не знаете, что происходит в душе человека в этом момент, но когда-нибудь – узнаете, это я вам обещаю.

— Да я…

— Цыц! – рявкнул мой муж. – Ты не знаешь, чего стоит вернуть душу к жизни, но чёрт бы с ним. Твоя беда в том, что ты не знаешь, в какое состояние может войти женщина, когда ты вскоре убежишь искать другую, которая тоже в депрессии. Да ты…

Герман ушел, сказав напоследок, что все психологи – «чокнутые».

А за столом стало тише. Мы просто беседовали, выдвигали свои версии – что должно произойти с человеком, чтобы он стал таким, как Герман? Наверное, что-то страшное…