«Интердевочка» и её «папаша». Фильм, смысл которого понимаешь со временем…

У искусства есть удивительный эффект – выход за границы задуманного автором. Произведение начинает жить своей жизнью. Как так получается – нам не ведомо. Автор просто делает свою работу. Думает, что снимает кино на «жаренную», популярную тему, а в итоге… Эх, где там наш Федор Михайлович, который Достоевский…

Да, начну с папаши главной героини. Это ведь герой такой, из Достоевского, типичный… Николай Платонович! Гадкий такой… Я вот вспоминаю ощущения из юности, от этого персонажа… Кошмар!

А недавно пересмотрела кино, и понимаю, что правы те батюшки, которые говорят, что ад – это не где-то там, а уже и здесь может проявиться. Что если есть болезнь греха, то она сейчас даёт о себе знать… В земной жизни.

И вот он такой, Николай Платонович, и нам неизвестно, почему он расстался с матерью главной героини, но его жизнь, показанная нам – трудна и печальна. Больная, лежачая жена, подгузники, дети малые…

И сам он такой, унылый, бедный и печальный. Но как он реагирует на всё это? Как он отвечает ребенку, как говорит о новой жене? Да в нормальных семьях такая теплота редко встречается. Забота? Смирение? Любовь? Искупление?

Эх, не знаю. Но ощущение, что эта его «новая» жизнь – как плата за ту, «прежнюю», без всяких переходов в мир иной. А здесь и сейчас. И он — не ропщет. Он всё понимает. И несёт свой крест.

Он бы и подписал эту бумажку, о том, что «не имеет претензий», но тут уже Таня немного перегнула палку – поставила папашку на место, высказалась так, пальцы растопырив, а он его и так знает, место свое. Но ведь он не святой? И взбрыкнул.

Поставил такие условия, как бы невыполнимые. Денег много запросил. Словно чувствовал, не найдет в Швеции дочь счастья… Но охота – пуще неволи. Таня – знает цель, и…

Да, я не очень тогда в это кино поверила, в главную героиню. Но не могла понять — почему так? Вот если бы Кисулю-Ингиборгу сделали главной героиней – тут всё бы сразу сошлось. Полный космополитизм, цели ясны. Совести нет, одна наглость.

Напомню, что это был 1989 год, это дата выхода фильма. И Кисули еще не стали нормой. На них ещё никто не равнялся. Но вот именно эта героиня – идеально подходит для фильма, чтобы логично было, а режиссер решил не менять сценарий и повесть, и главной героиней стала Таня Зайцева.

И смотришь на неё — как она говорит, как действует, и не веришь, что из-за денег, из-за шмотья, она пошла на всё это. В то не веришь, что у него нет понимания, что это – не гарантия «хорошей» жизни.

Слишком Таня настоящая, слишком русская, чтобы её так легко купить можно было, на все эти цацки. Неужели она так хочет той жизни, и не понимает того, что будет дальше…

Не верю!

А дальше – стандартно. Перемещение тела из одной точки в другую – проблем не решает. А часто и усугубляет. Нет, право, зачем оказываться в Швеции, чтобы сидеть в баре вечерами?

Бары и у нас появились уже, к тому времени, в изобилии. И вроде бы всё есть у неё, а любви и счастья – нет. И жгучее ощущение предательства, по отношению к матери. От которого, никуда не деться.

Сильное кино, милые мои. И папашка уже не сволочью кажется, а тем, кто сам того не ведая, удержать пытался свою дочь. От чего? Ну, в кино нам открытый финал оставили – думайте сами, авария это была, или умышленно всё…

А Таню… Я про типаж. Про характер. Она бы гармоничной была бы – и в «А зори здесь тихие», и во многих других фильмах. А вот в этом – нет. Но может и была такая задумка? Или это случайно получилось, у режиссера?

Можно поддаться влиянию времени, поверить в новые «идеалы». И ради них – пойти на торговлю собой. А оно, и тело это, и — главное душа, никак не хотят инсталлироваться в эту новую реальность. Не вмещаются. Да и не должны.

Что-то почувствовал автор фильма. Выбор, которой вскоре встанет перед всеми? Перед всей страной, а не только перед Таней? И даже то, каким он будет? И даже — финал этого выбора? Ну, может и почувствовал, но сказать, что он понимал всё это… Не верю. Но если так, то смысл вообще приобретает космические масштабы…

Меня часто спрашивают – а какого лешего вы про это пишете? В данном случае, случайно попались на глаза запросы на психологическую помощь. Из Европы. От бывших наших. Срочно. Удаленно. Из разных стран. Развитых и богатых. Депрессии. Самоизоляция. Ощущение изолированности. Нужна помощь детям. Срочно.

А ведь когда уезжали, то верили, что там, счастье, недалеко уже. За таможенным контролем. Увы.

И вот снова вспомнила кино, и поняла – и Таня симпатична, и мама её, и даже отец… А ведь когда-то он таким казался! Кошмар, да.

Фото: Кадр из фильма «Интердевочка», Киностудия «Мосфильм», mворческое объединение «Слово», Филмсталлет АБ (Швеция), Совинфильм, 1989 г.