«Хочу замуж»

Чисто женской компанией, пять подруг, мы тихо шли по улице, иногда, ни с того ни с сего, мы резко останавливались и заливались хохотом. Люди только и успевали отбегать от нас в сторону.

От этого становилось ещё веселее. Уж очень радостно нам было наконец-то встретиться. Мы шли и не могли наговориться. Вдруг резкий визг тормозов, машина, еле вписываясь в поворот, пролетает мимо нас.

Мы остановились, замолчали. А машина, как ни в чём не бывало, помчалась дальше, мелькая свадебными лентами.

«Вот зачем!?» – гневно нарушая тишину возмутилась Маринка. Мы, если честно, не сразу поняли о чём речь. Я первая повернулась к Марине, и с гордым видом приготовилась читать ей лекцию о ПДД, но не успела.

«Ну вот, посмотрите, ещё одна дура сломала себе жизнь», – завершила свою мысль Марина, глядя в ту сторону, куда только что умчалась машина, мелькающая воздушными шарами и обручальными кольцами…

Снова воцарилась тишина. Как безмолвные статуи, мы застыли, не решаясь сделать хотя бы один шаг, так и стояли, перегородив всю дорогу, не в силах что-то возразить Марине.

В моей голове пошли сигналы: «с ума что ли она сошла?», «жалко её!», «хотя… может, в чём-то она и права?»… Я сама удивилась, как быстро мой гнев сменился на любопытство.

Я стала внимательно слушать аргументы Марины. Она говорила о том, что вот совсем не собирается замуж. Ребёнок – да, он ей нужен, и через несколько лет она планирует родить его для себя, а вот замуж, извините, этого мне не надо!

Я поймала себя на том, что слушаю Марину с улыбкой. Конечно, я не разделяю эти взгляды, но я вдруг поняла, что её позиция – это прекрасный отрезвитель для тех, кто как курица с яйцом носится с этим замужеством, страдает, рыдает, ждёт его как лекарства от всех проблем и при первой возможности срочно пытается выскочить замуж.

«Статуи ожили» и даже началась какая-то попытка сгладить обстановку, кто-то из девчонок ласково обнял Маринку и все вновь захохотали. Как будто ничего и не было…

А вечером мне позвонила другая подруга, с таким же именем Марина, и истерично вопрошала: «Вик, ну, по-че-му?!!! Почему замуж выходят одни и те же? Ну это ж несправедливо! Я тоже хочу, а парни почему-то выбирают одних и тех же. А я ведь тоже хочу!»

Монолог закончился. В трубке наступила тишина. Я знала, что теперь моя очередь говорить, знала, но не могла. В горле стоял ком. Я и не ожидала, что так болезненно отреагирую на внезапно свалившийся на меня звонок.

Он так быстро всковырнул уже залеченные раны, что я даже не успела ничего предпринять. Равновесие, которое казалось мне таким стабильным, вдруг пошатнулось. Я услышала давно забытый плач своего сердца, меня накрыло в один миг. Отчаянно размахивая руками в воздухе, я так надеялась, что хотя бы в этот раз не упаду.

А там, на другой линии, Маринка в нетерпении ждала моего ответа.

Тишина стала затягиваться. Надо было немедленно начать что-то говорить. Утешать, обнадёживать, и обещать, что всё будет хорошо. Я точно знала, что Марина ждёт от меня именно этого. Я еле выдавила из себя «алло» и снова замолчала.

Только всхлипывания на том конце провода, вернули меня в реальность. Мне и самой уже хотелось разрыдаться, но вдруг я зачем-то вспомнила ту машину с воздушными шарами и то самое: «ещё одна дура сломала себе жизнь». Ну надо же.

Две Маринки, и два совершенно разных взгляда на замужество. Равновесие внезапно вернулось ко мне. Я не упала. Свою Маринку в этот вечер я тоже не стала жалеть.

Я спросила: «А ты правда думаешь, что этим девушкам легко? Вот ты видишь, как она, счастливая, выходит замуж второй и в третий раз, а размышляла ли ты над тем, что было с ней в перерывах между этими замужествами? Каково это – быть оставленной с двумя детьми на руках?

Когда от одной только мысли, «а вдруг я не смогу их прокормить» – тебя сковывает леденящий страх. Каково это, когда тебя уничтожили полностью, восставать из пепла, трижды начинать жизнь с нового листа?

Та картинка счастья, которую мы видим сейчас (белое платье и колечки) – это лишь одна сторона медали, не надо зацикливаться только на ней. Не надо делать вид, что оборотной стороны не существует. Она есть!

Вторая сторона медали – пропитана слезами и мужеством, терпением и упорной работой над собой, но, пожалуй, самое главное, что делали эти девчонки – они не жалели себя. Упала? Вставай! Предали? Бывает! Рыдаешь? Вытирай слёзы и иди дальше! Если и не ради себя, то ради детей.

Думаю, каждая девушка, которая выходит замуж второй раз – пережила крах. И то, что она вышла замуж второй раз, говорит мне о том, что она смогла взять себя в руки. Она стала кузнецом своего счастья.

Она прошла этот трудный путь своими ногами. Она не застряла в саможалениях. Она смогла найти причину, ради которой стоит просыпаться по утрам, радоваться жизни, и жить дальше».

Всё это красиво, конечно, на словах. Лет 8 назад я рассуждала совершенно по-другому. Я встречала всех этих девушек, одну за одной, и приходила в ужас от масштаба их бедствий. Я шептала себе «нет-нет, уж лучше быть совсем одной, чем попасть в этот ад проблем».

Я видела беременную девушку, которая, внезапно узнав, что отец её ребёнка – наркоман, всё равно приняла решение – сохранить жизнь ребёнку. Я в ужасе смотрела на неё и думала: «Зачем, зачем она это делает?! Зачем она ломает свою жизнь?» Ребёнок, к счастью, родился здоровым. Сейчас он уже школьник. Все эти долгие годы мама растила его одна. День за днём. Одна! Я не хочу ставить себя на её место. Потому что знаю, что не выдержала бы и части этого испытания.

Я знаю девушку, которую с младенцем на руках выгнал из дома муж. Он не оставил ей ни копейки и потребовал вернуть всю одежду, которую покупал ей за годы совместной жизни. Меня охватывал леденящий ужас. Я думала, что такое бывает только в фильмах. Я закрыла глаза и сказала «Как же ей не повезло. Бедная». На её место я тоже не смогла себя поставить.

Шли годы. Эта девчонка, с младенцем на руках, вышла замуж второй раз. Сейчас в их семье уже трое детей.

8 долгих лет. Разные судьбы. И мой железный девиз: «Уж лучше быть одной, чем так». Время расставило всё на свои места. Да, так и есть – я осталась совершенно одна. Иногда я встречаю ту маму троих детей, она говорит, что ей жаль меня, что человеку без семьи – никак нельзя. Говорит, что ждёт, когда же я наконец… Я ничего не отвечаю ей на это.

А на днях я встретила ту самую девушку, что решилась родить от наркомана. Я её даже не сразу узнала. Она шла с мужчиной – счастливые, они держались за руки и улыбались друг другу. Несколько дней подряд я встречала их снова и снова. Я просто не могла поверить, что это и есть та самая девушка. Она однажды окликнула меня и сказала: «Вика, ты что, меня не узнаешь? Сама-то замуж вышла?»

Нет, не вышла. И я снова молчу. Я не хочу оправдываться. Я не хочу чего-то обещать. Ни себе, ни другим. Но, пожалуй, самое главное, чего я не хочу – это жалеть себя. Удержаться от этого очень трудно. Потому что за чертой саможаления заканчивается свет. Однажды шагнув по этой ступеньке вниз, ты больше не захочешь карабкаться вверх. Скатываться – проще. Страдать – слаще. Обвинять – удобнее.

Спустя 8 лет я смотрю на этих девушек. Выходит так, что у них есть всё, а у меня – ничего. Но я опять бесконечно не права, что сравниваю себя с другими. Зря я смотрю на медаль только с одной стороны, зря блеск счастья других людей ослепляет меня. Я просто забыла, как эти девушки жили 8 лет назад. Я так и не потрудилась поставить себя на их место.

Хочется себя пожалеть? Не спеши. Разве ты прошла свой путь?

Открой шторы. Распахни окно. Вдохни воздух. Улыбнись солнцу и иди. Сколько можешь, маленькими шагами – иди, потому что если остановишься – снова будешь себя жалеть.

Автор: Виктория Аникеева