«Говорит, не для того весь год работал, чтобы чужих детей по морям возить»

— А ты почему такая хитрая? Своих детей опять втихушку к маме увезла на всё лето, она моих не берёт! Давай, приезжай, забирай! Имей совесть! — сестра даже не поздоровалась, а с порога начала предъявлять претензии.

Если честно, мама сама не хочет брать к себе в деревню детей сестры. Марина их привозит на полное мамино обеспечение, в драной одежде, в маленькой обуви.

Причём, сменную одежду она к детям не прилагает. Было тепло в тот день, как она собралась их увозить — будут у детей только майка и шорты. А вдруг холодно? «Ничего, купишь, внуки ведь твои родные» — заявляла сестра маме. А пенсия у мамы маленькая — нет лишних денег на одежду внукам.

По нашей с мамой договорённости, я даю ей деньги. На продукты, фрукты детям, на одежду — мало ли, вырастут из чего-нибудь. Наглость сестры я осуждаю: мама и так большую часть своей жизни в нас, своих детей, вкладывалась. А сейчас она хочет немного пожить для себя. Скопить себе на мечту — машину. Неужели, воспитав двух дочерей, мама должна ещё и внуков обеспечивать? Пусть даже всего несколько месяцев в году?

— Меня Димка на море позвал. И куда сейчас своих дену? — продолжала разоряться сестра.

— С собой возьми. — пожала я плечами.

— Я хотела, но Димка против. Говорит, не для того весь год работал, чтобы чужих детей по морям возить. А я разве виновата, что у меня дети и что я их одна поднимаю?

Если объективно — то да, виновата. Был у сестры муж, отец племянников. На нём был и дом, и обеспечение семейства. А сестра только с подружками гуляла да деньги мужа просаживала по барам. Он с младшим даже в больнице сам лежал.

Сестра отказалась ехать — там, видите ли, курить нельзя. Два года назад собрал он вещи жены да выставил за дверь. А сестра взяла, детей забрала и живёт теперь, побирается — работать-то не умеет.

Диму у сестры я, мягко говоря, недолюбливаю: скользкий, детей сестры шпыняет, неприятный тип.

Сестра принялась за уговоры:

— Может, ты посидишь? Всё равно дома торчишь целыми днями.

— Я работаю! А не дома сижу. — возразила я.

— Дома торчать — разве работа?

— Тебе-то откуда знать, как работа выглядит? Ты и дня в своей жизни не проработала! Всё, извини, но разговор закончен, мне некогда. — я настойчиво начала выпроваживать сестру.

Через час раздался звонок телефона. Я посмотрела на экран телефона — номер неизвестный. Решила ответить — вдруг новый заказчик? Я ошиблась — своим звонком меня «осчастливил» Дима.

— Слышь, курица! Детей забирай, по-хорошему! Прямо сейчас руки в ноги и в деревню! А то сам приеду, привезу. И не факт, что довезу целыми и здоровыми!

От тона и выражений я обалдела и сразу отключилась. Буду я ещё с хамами всякими разговаривать, оскорбления и угрозы выслушивать. Но маме решила позвонить, на всякий случай, чтобы моих детей ни с кем никуда не отпускала.

Сестра позвонила мне через два дня. Рыдая в трубку, она поведала мне, что Дима еухал на море с какой-то малознакомой девицей.

— Всё из-за тебя! Ты мне жизнь разрушила! Как я сейчас жить буду, без мужика в доме? Кто нас кормить будет?

По мне — лучше одной чем с таким как Дима. Я бы, на месте сестры, вообще спасибо сказала за то, что от подобного ухажёра избавили.