«Главное — будет ребенок, а от кого — неважно!..»

— … Я ей советую — молчи! — рассказывает шестидесятилетняя Римма Валерьевна. — Говорю, ты посмотри, Генка-то твой как рад! Вы ребенка хотели семь лет, лечились. И вот ты беременна — это же счастье! У вас будет малыш. Всё, остальное неважно!.. А эту историю с Антоном просто выбрось из головы. Не было ничего, и точка. Никто никогда не узнает… Не тот отец, кто зачал, а тот, кто воспитал!

— А она?

— Ревёт!.. Мам, говорит, ну это обман чистой воды… Я ей втолковываю — не будь дурой, Мила, просто не накручивай себя! Геннадий о ребенке мечтает много лет, а Антону он нафиг не сдался! Вы с Антоном сто лет после школы не виделись, и скорее всего, больше и не увидитесь никогда. Не вздумай еще из-за такой ерунды разбивать семью!..

…Дочери Риммы Валерьевны, Миле, недавно исполнилось тридцать четыре. Совсем недавно у Милы было почти все, что нужно для счастья: любимый муж, интересная работа, достаток в семье, своя квартира. Не было только ребенка.

Врачи утверждали, что Геннадий абсолютно здоров, а вот Миле нужно полечиться. Ничего катастрофического, успокаивали они, отчаиваться не стоит. Женщины с таким диагнозом, как у Милы, беременеют сплошь и рядом, причем, естественным путем. Нужно успокоиться, пропить курс лекарств, потом прийти на контрольное узи…

Супруги тщательно соблюдали все рекомендации, прошли десятки процедур и манипуляций, меняли клиники и докторов, обращались к знахарям и соблюдали приметы, но беременность никак не наступала.

Геннадий просто бредил идеей стать отцом. С удовольствием возился с детишками друзей, обращал внимание на малышей на улицах.

— Это какой-то парадокс, — разводила руками Мила. — В наше врем найти такого чадолюбивого мужчину — редкость! У большинства подруг мужья на детей «соглашаются» только после уговоров и обещаний, что все хлопоты жена возьмет на себя… Здесь же мужчина готов на все. Но с детьми не получается…

Малознакомые люди, наблюдая за Геннадием, порой говорили Миле, что ее муж наверняка будет отличным отцом, и чужие неосторожные слова добавляли боли.

— Надо, наверно, разводиться, — поделилась Мила с матерью в конце этой зимы. — Гена все уши прожужжал про ребенка. Я его понимаю, он давно ждет, и малыш, конечно, в семье нужен. А я неудачница, даже родить не могу… Ну, раз так, зачем его мучить? Он симпатичный, семейный, заботливый мужчина, к тому же не бедный. Не сомневаюсь, что в любой момент найдет себе хорошую женщину, способную родить хоть шестерых!..

— Ну ты подожди, не спеши, — нерешительно уговаривала дочь Римма Валерьевна. — Может, все еще получится у вас…

— Мама, ну чего ждать? — вздохнула Мила. — Ты же видишь сама, не получается ничего… Время идет. Зачем мучиться?

К слову сказать, Геннадий слова о разводе не воспринял всерьез.

— Ты просто устала! — говорил он. — Мы съездим в отпуск, отдохнем, и все у нас получится!..

Через какое-то время после этого разговора они действительно поехали в отпуск на море, и там — мир тесен! — Мила нос к носу столкнулась с первой школьной любовью, Антоном. Геннадий то ли отравился, то ли перегрелся на солнце, и несколько дней из двух недель отпуска пролежал в номере, а Мила с Антоном… Ну, в общем, в эти дни все и случилось. После отпуска разъехались по домам, даже не обменявшись телефонами — Мила убедилась, что детские любови все же лучше оставлять в детстве.

А через какое-то время стало ясно, что отпуск даром не прошел…

…Геннадий на седьмом небе от счастья, носит жену на руках и обещает свернуть горы, Мила ходит чернее тучи и ревет по углам, а Римма Валерьевна умоляет дочь взять себя в руки и просто выкинуть эпизод с Антоном из головы.

— Во-первых, велика вероятность, что ребенок у тебя все же от мужа, — в пятидесятый раз за последнюю пару недель втолковывает она дочери. — Во-вторых, даже если нет, какая. по сути, разница?

— Мама, это обман! — твердит Мила. — Я уверена, что ребенок от Антона.

— А кому нужна твоя правда, ты подумала? Не дури! Сосредоточься сейчас на ребенке и своем здоровье. Вынашивай, рожай, а посторонние мысли просто выкинь из головы. Все будет хорошо!

***

А вы согласны с тем, что правда, которая сделает несчастными стольких человек, никому сейчас не нужна? Ну раз уж так вышло, может, так и надо? Все равно ничего уже не исправить, есть ли смысл в честности?

Она просила ребенка — вот он ей послан, пусть и таким странным образом. Радоваться надо, а не усложнять?

Или мать не права, дочь обязана сказать мужу правду? При этом, возможно, разбить семью, остаться матерью-одиночкой или сделать аборт, лишившись этого ребенка или даже детей вообще. Ну так и поделом вообще-то, сама виновата…

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓