Эгоист

Мать хотела назвать его Егором, Егорушкой. Отец настаивал на более мужественном варианте Георгий. В результате записали Юрием, вычитали в каком-то справочнике, что и Юрий, и Егор – это производные от Георгия. Как потом смеялась родня:

— Стоило копья ломать, все равно парня Жоркой зовете! А ведь чуть до развода не дошло!

Жорка рос в странной семье, мать с отцом как будто соревновались между собой. Даст мать сынишке конфету, по голове погладит.

И тут же отец две конфеты сует, да не карамельки какие-нибудь, а «Мишки» или там «Белочки», да и не только погладит, но и расцелует.

Или отец рассердится на какую-нибудь шалость, отправит ребенка в угол, так нет, мать тут же с ремнем лезет, мол, разве это наказание, угол! Перетягивали парнишку как канат, а на его желания и мечты никакого внимания не обращали.

Жорка метался между родителями, он их любил одинаково, и его детское сердечко вечно разрывал любимый вопрос взрослых:

— Сыночек, ты кого больше любишь, маму или папу?

И вот тогда мальчик решил, не хочу выбирать, буду любить себя! Буду, как это называется? Эгоист, вот!

Когда Жорке исполнилось 7 лет, для него, наконец, наступили благословенные времена: в семье родились сестренки-близняшки, родители выбрали себе по любимице, а мальчика отправили к бабушке с дедушкой, чтобы не вносил диссонанс в наступившее семейное согласие.

Официально же это звучало так: мальчику в школу нужно, у матери времени не хватает с новорожденными, а там бабушка не работает, всегда накормит, напоит и заниматься будет.

Жорка был просто счастлив, никто его не тягал в разные стороны, бабушка обожала, дед учил всему, что знал, читал с ним книжки и запускал воздушного змея.

Раз в неделю, по воскресеньям, Жорка навещал родителей. Как правило, он приходил к обеду, чинно восседал за родительским столом, отчитывался о своих успехах, потом немного играл с сестренками и уже через два часа после начала визита торопился домой:

— Меня бабушка с дедушкой ждут!

Мама недовольно поджимала губы, мол, нос воротит от родной семьи, а отец делал емкий вывод:

— Эгоист! Вот кого твои родители вырастили!

Успехи мальчика, а их было немало, родители по-прежнему делили между собой:

— Сынок весь в меня!

— Да при чем здесь ты! Я тоже в детстве спортсменом был, в меня Жорка растет!

Ну а неудачи, которые порой случались, списывали на бабушку с дедушкой, мол, воспитывают неправильно! Вот если бы он у нас жил, такого бы не произошло! Но возвращаться к родителям Жорка категорически отказывался:

— Или залюбят до смерти, или пополам разорвут! Пусть уж лучше Машку с Юлькой воспитывают, а мне и здесь хорошо! Я же эгоист!

После школы, которую он закончил с отличием, парень легко поступил в престижный институт, где быстро зарекомендовал себя как один из наиболее способных и перспективных студентов.

В те годы он часто приезжал к нам, поесть и просто отоспаться, в общежитии это было практически невозможно. Мой муж Коля, а Жорка был именно его двоюродным братом, им восхищался:

— Вот это голова, а! Далеко парень пойдет!

Уже на третьем курсе ему прочили аспирантуру и научную карьеру. И тут, неожиданно для всех Жорка женился.

Девушка была старше на два года, заканчивала тот же институт. Ее родители были не очень-то рады зятю из общежития, но, наведя справки и услышав дифирамбы, которые пелись Жорке со всех сторон, смирились.

Тем более, что дочка их, Александра, красотой и умом не блистала, была, по общему мнению, обычной серой мышкой. Наше с мужем мнение по поводу девушки, чуть ли не впервые в жизни, не совпало.

Мне казалось, что спутница Жорки должна быть более яркая, более живая, а вот Коле она очень понравилась.

— Какая милая девушка! Именно такая и нужна моему заумному кузену, добрая, спокойная, без всех этих современных закидонов!

Потом, пообщавшись с Сашей поближе, я поняла, что мой муж, как обычно, оказался прав, это чудесная девушка, с которой было очень легко и уютно.

Неожиданно для всех преподавателей Александра вдруг представила на защиту блестящую дипломную работу, которая, по их мнению, с легкостью могла тянуть на кандидатскую.

Правда, на самой защите она начала плавать, на вопросы отвечала с трудом. Но когда заявила, что она в положении, ожидает первенца, и просит извинить за сумбурность и ошибки, ее, конечно же простили.

Конечно, всем было ясно, кто автор работы, но прямых доказательств не было. Научный руководитель Александры отловил Жорку в коридоре и в лоб спросил:

— Ты жене диплом написал? И не жалко отдавать такой научный материал? Ведь все в мусор уйдет! А мог бы сам развить свои идеи, там такая перспектива!

На что Жорка посмотрел на профессора и улыбнулся:

— Да Вы что, Михаил Евгеньевич! Я же эгоист! Никогда бы так не поступил! Сашка сама, она и правда умница!

Михаил Евгеньевич только головой покачал, тоже мне, эгоист нашелся! А то он не видел, как Жорка по своей собственной инициативе объяснял своим однокурсникам принципы решения дискретных уравнений!

После свадьбы Жорка переехал в шикарную квартиру тестя, который занимал высокий пост в одной из крупных госкорпораций, быстро забыл о жизни в общежитии. Теперь у него было место и для занятий, и для комфортной жизни.

Жена и теща обеспечили ему все условия, только учись, Жорочка, такие мозги не должны думать о быте!

Даже рождение ребенка не нарушило этой идиллии, молодого отца освободили от всех обязанностей, к плачущему младенцу он по ночам не вставал, когда зубки резались — не качал и до года его общение с маленьким сыном Димкой сводилось только к вечерним прогулкам втроем.

Однокурсники Жорке завидовали, считали, что тот на редкость удачно женился. Абсолютно все были уверены, что это брак по расчету: такой тесть, его положение и материальное состояние перевешивали все якобы недостатки Жоркиной жены.

Защитился он блестяще, чего и стоило ожидать, легко поступил в аспирантуру. Студенты его лекции не пропускали, он быстро завоевал авторитет как умный вдумчивый преподаватель, умеющий самый сложный материал разложить по полочкам.

Очень скоро он уже вел научный кружок, в который стремились записаться многие, особенно девушки. Студенткам он нравился – молодой, симпатичный, хорошо одетый. Ну а то, что женатый, так жена не стенка, подвинуть можно! Даже ставки делать стали, кто первой охмурит «красавчика Жоржа», именно такое они дали ему прозвище.

На удивление многих, Жорка держался молодцом. Над преследующими его девчонками подшучивал, панибратства ни с кем не допускал и вообще, репутация у него была чистейшая. В результате примерно через год его оставили в покое, кроме двух девушек.

Лиля и Света были подружками. Потерпев, как и все, неудачу с красавчиком Жоржем, решили рук не опускать. Они практически преследовали Жорку, и если с другими он быстро перевел все возможные отношения в плоскость «преподаватель – студентка» и ничего более, то эти две просто прохода ему не давали.

Лиля где-то раздобыла номер его домашнего телефона, и стала постоянно названивать Александре. Сначала она просто молчала в трубку, слушая бесконечные «Алло» на том конце провода, затем начала говорить всякие гадости.

Например, она заявляла, что «Жоржика» возле жены держит голый расчет, но он скоро уйдет к ней, Лиле, ведь она моложе и куда красивее «толстой дурынды». Или на голубом глазу сообщала, что «вчера мы с Жоржиком провели классную ночь, пока ты думала, что он на научном симпозиуме в Питере».

А когда Лиле надоедало отсутствие обратной связи от Александры, в дело вступала Света. Она звонила и сообщала, что «ваш муж сейчас у Лили, можете проверить, он еще час у нее будет!». При этом прекрасно понимала, что за час на другой конец Москвы той никак не добраться.

А Саша и не собиралась никуда, она верила мужу, верила, что он ее действительно любит. Иногда, когда сомнения все-таки закрадывались и она пыталась обидеться на него, Жорка обнимал жену и, смеясь, говорил:

— Ну что ты, Сань, куда я от тебя? Я же эгоист! Я слишком сильно люблю себя, чтобы лишаться семейного уюта и комфорта ради неизвестно кого! – а потом, уже серьезно, добавлял, — Выбрось эту ерунду из головы, никто мне кроме вас с Димкой не нужен!

Но девушки не унимались. Никакие увещевания не помогали, Жорка с ними и по хорошему, и по плохому пытался, но нет ведь! Он даже у Коли совета спрашивал:

— Не бить же мне их! Но достали конкретно, и Саня нервничать начинает!

А потом все резко прекратилось. На наш вопрос, как ему это удалось, Жорка ответил:

— А, решил быть сволочью! Просто поймал их и сказал, что да, они правы, брак у меня исключительно по расчету, тесть занимает высокий пост, и поэтому жену я никогда не брошу. Спросил, могут ли они, Лиля и Света, мне предложить что-то подобное, что может дать мне такой тесть? Нет? Ну и какие разговоры тогда? И любовницы мне не нужны, лишиться всего из-за минутной слабости это не по мне! Я эгоист, люблю только себя, и поэтому пусть лучше обратят свою энергию в другую сторону. И, знаете, это до них дошло! Вот никакие слова о том, что я люблю жену, не помогали, а тут! Головами покивали, мол, все, поняли.

В 25 лет Жорка защитил диссертацию, комиссия его хвалила и предрекала к 30 годам докторскую, но тут он опять всех удивил. Жорка, ой, извините, уже Юрий Дмитриевич, уехал в Англию, в один из старейших университетов мира.

Сначала его пригласили на год, затем заключили долгосрочный контракт. Семья, естественно, поехала с ним, уже там у них родился второй сын.

Они так там и живут, о расставании и речи нет, хотя отец Саши уже давно на пенсии и, казалось бы, если это был брак по расчету, возле жены его ничего не держит. На такие разговоры, иногда доходящие до Жорки, он всегда отвечает:

— Вот еще, не дождетесь! Никому я свою жену не отдам! У меня должно быть только самое лучшее, а Саня и дети – это то лучшее, что у меня есть! Я же эгоист!

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
Все комментарии
0
Что думаете? Пожалуйста, прокомментируйте.x
()
x