Его ребёнок

Рассказ.

Маша забеременела рано, ей не было ещё и 18 лет. Серёжка ходил по округе грудь колесом. Я отец. В 18 какой там отец. Родители новоиспечённого мужа не были довольны ни городской невестой, которая забеременела, приехав после выпускного к бабушке, ни скорой женитьбой. Свадьбу сыграли сразу же осенью в присутствии скорее соседей, чем родственников.

С Машиной стороны бабка из деревни неподалёку приехала, да родители и городская подружка. С Серёжкиной — родители и дядя с тётей, да куча дружков и ближайшие соседи. Вот и вся свадьба. Под яблоней накрыли столы. Просто и по-деревенски. Орали до утра и пили свою настойку, закусывая яблоками, которые срывали с дерева.

Маша всего этого немного чудилась. Она привыкла к спокойным застольям с одной бутылкой вина на пятерых взрослых, разговоры о походах в театр и выставки. В диковинку ей были сенокос, полная стайка скота, тяжёлый труд, ежедневное приготовление огромными кастрюлями еды. Теперь на её хрупкие плечи легли ещё и заботы о плачущем кульке.

Хоронить Машу пришли тем же составом через полтора года, что и присутствовали на свадьбе. Серёжка стоял чуть поодаль и держал всё так же орущую подросшую дочь, не зная, что ему делать.

Первое время мать снова взяла на себя обязанности по дому, растила внучку, везде таская за собой.

— Соня -засоня, ну давай ножками быстрее перебирай, — подталкивала легко коленкой засмотревшуюся внучку бабушка. Вёдра с водой привыкшие к определённому ритму, застывали на секунду в воздухе и плескали воду на тропинку и в калоши бабушке.

— Ить ты, — бормотала мать Сергея, пытаясь поторапливать двухлетнюю девочку.

— Вера Ивановна, давайте с вёдрами помогу, — обогнав женщину, предложила девушка.

— Яна, я тебя не узнала. В гости к родителям приехала? — интересовалась женщина, — ты лучше Соню поторопи, не могу с ней в ногу идти, вода плещется.

— Всё, выучилась, вернулась домой, — прищуриваясь от яркого солнца, ответила девушка.

— Серёжина дочка? — спросила девушка, подхватывая малышку на руки.

-Ага, — подтвердила Вера Ивановна, мельком взглянув на Янины ноги. Спрашивать неудобно было, но что девушка хромая с детства видно не было.

— А я вот обувь на заказ себе шью, даже не заметно, — будто отвечая на немой вопрос, опередила Яна.

— Молодец. Замуж вышла? — поинтересовалась Вера Ивановна, чтобы поддержать разговор, но после пожалела, что спросила. Хромоногую девчушку даже со смазливым личиком будут брать в жёны в последнюю очередь. В Яне всё было складно, даже характер и трудолюбие, а физическая особенность подкачала.

— Не вышла. Да и рано мне.

— Ну да, ну да. Мой младший вон женился так рано, теперь я внучку тяну. Соню-засоню.

— Хорошенькая малышка, — ответила Яна.

— Будет время, ты забеги ко мне. Три рулона ткани лежат, может тебе пригодятся, отдам недорого.

— Забегу, Вера Ивановна, — спуская с рук девчонку, обещала Яна.

Малышка захныкала, как только её пустили на землю, села в траву и заупрямилась.

— Говорю же Соня-засоня, — сетовала женщина.

Яна снова взяла девочку на руки и погладила по голове.

— Руки любит она, маленькая совсем. Без ласки тяжело.

— Конечно, тяжело. А мне когда её таскать — всё хозяйство на мне. Посажу её за загородку, и играет она там.

***

И закрутилось всё, замоталось в один клубок. Уже и не вспомнить, как так получилось, что стала частенько Яна заглядывать к Селивёрстовым.

— Няня, Яня, — звала девушку Соня.

— Ты присмотрись к Яне, — шептала при возможности Вера Ивановна сыну. — Дочка вон как к ней тянется. Вчера «мамой» назвала, у меня аж слёзы на глаза выступили. Девка хорошая, работящая, красивая.

— Хромая она, мам, — парировал Сергей.

— Да знаю я, что хромая. Только тебе жена нужна, а Соньке мать. Заставлять не буду, но и долго во вдовцах засиживаться смысла нет. Жизнь она как птичка — вспорхнула и нет её уже.

Сергей недолго думал, в конце следующей неделе проводил домой Яну, а через месяц предложение сделал.

Мать Яны сразу согласилась. А Яна засомневалась.

— Ребёнок у него.

— И что? Его же ребёнок.

— Его. Но одно дело играть с чужим ребёнком, а другое любить и ответственность за него нести всю жизнь. Замуж за Сергея выходить — это не только за него, за него и дочь его.

— Девочка только тебя матерью называет, никого другого не принимает даже. А ты. Зачем ребёнку надежду давала? Да и кто тебя больше замуж то возьмёт.

— Мам!

— Что мам, радоваться надо, что Сергей в жёны берёт.

Сергей Яне нравился. Но Соню она не любила так, как хотела. И этой нелюбви больше всего боялась. Сергей же требовал ответа. И эта ситуация накалившись до предела разрешилась только к осени.

Яна собрала вещи и уехала работать в город. Сергей тоже весь ушёл в работу: сбор урожая, ремонт трактора и заботы по дому. А Соня скучала. Её часто вздёрнутый носик и радостный голосок теперь не имели ничего общего с этой девочкой.

***

Яна шла по тропинке вдоль реки, сняв платок и методично им размахивала. Мошкара и комарьё вились рядом, не давая вдоволь надышаться родным воздухом. Проработав до весны, Яна уволилась и поехала домой на лето. Летом много работы и дома, родители пожилые, требующие не только внимания, но и помощи.

— Ма-ма! — услышала Яна и обернулась.

На противоположной стороне реки к вершине небольшого склона бежала Соня. Её звонкий голос эхом расстилался по всему пространству и огибал берега.

— Стой! — закричала Яна, понимая, что Соня сейчас упадёт.

Но девочка бежала вперёд. Неширокая и мелкая речушка разделяла их. Добежав до края, Соня резко остановилась, замахала руками в воздухе и, влекомая телом, полетела вперёд. Яна уже снимала сапоги и куртку.

— Куда же ты девочка! Куда тебя несёт, — доковыляв до своего берега, бубнила себе под нос Яна. Она не останавливалась у берега, прыгнула сразу.

Наверху уже очень близко кричал Сергей, потерявший Соню.

— Вот зачем прыгнула, дурёха? А если бы разбилась, — рыдая, ругала Яна девочку, завернув в свою куртку и выжимая её вещи.

— Мам, а ты не уйдёшь больше? — обнимая Яну, рыдала вместе с ней девочка.

— Отец хворостину возьмёт и нас тобой накажет, что ты в холодную воду упала.

Яна посмотрела на тот берег и крикнула мужчине:

— Всё хорошо, до моста иди.

Рядом с мужчиной вдруг возникла женщина. Из-за слёз и волнения Яна не поняла кто она. По дороге до мостика, девушка не выдержала и спросила у девочки:

— А кто это с папой и тобой гулял?

— Полька! — зло ответила Соня и плюнула на дорогу.

— Соня, ну что за манеры.

— Так дедушка говорит, когда видит тётю Полю, — радостным голоском ответила девочка, — оставили меня на поляне, а сами пошли берёзовый сок собирать.

— Ясно, — кивнула Яна, — знаем мы тётю Полю, знаем.

Полина работала в кафе «У развилки» и была известна не только Яне, но и всему мужскому населению деревни, а посему и женскому.

— Принимай беглянку, — протянув свою руку, в которой была зажата маленькая ручонка, Яна замешкалась.

— Вернулась? — спросил Сергей.

— Огород надо растить, некому больше.

— Вещи давай, Соня пойдёт сама, — отрезал Сергей, — куртку держи, в свою заверну.

— А… Полина где? — оборачиваясь, спросила Яна.

— Вдвоём мы были с Соней, показалось тебе, — ответил Сергей.

— А ну да, ну да, — ответила Яна.

Всю дорогу Яна с Сергеем молчали. Каждому из них хотелось что-то сказать другому. Но молчание сейчас не смел нарушить никто. Так и дошли до дома Селивёрстовых.

— Соня иди домой, я тётю Яну провожу, сумки донесу.

Шли медленно, намеренно.

-Не холодно тебе? Ты же мокрая, — опомнился Сергей.

— Ничего, главное с Соней всё хорошо, я почти переоделась. Как думаешь, не заболеет?

— Мать мне твоя сказала, что ты из-за Сони не пошла за меня, — перевёл разговор Сергей.

Яна опустила голову.

— Так?

— Так, — подтвердила Яна.

— Дети всё чувствуют. Лучше нас взрослых. Ни к кому так дочь не относилась и не относится, как к тебе, значит? Ты с ней искренна. А это ли не любовь? Вот сейчас шли. Тебя за руку держала, не меня.

— Соскучилась, — сделала вывод Яна.

— Я настаивать не буду, но знай, сейчас тебя увидел на том берегу и как Сонька хотел сигануть с берега.

— Что же не сиганул? — Яна посмотрела на него своими карими глазами.

— Думаешь я из-за Сони? И из-за неё и из-за себя.

— А хочешь, я дочь с родителями оставлю, и поедем в город жить? Сами. — Сергей остановился и даже ошалел от такой своей решимости.

— Нет, ты что, как мы Соню бросим. Нет.

— Ладно, а то мне тоже без Соньки плохо. Ну, вот и договорились. Да?

— Да.

***

Свадьбу играть не стали. Расписались тихо-мирно. Но платье белое у невесты было. Будущий муж даже туфли специальные заказал. Пусть
и на один день, но чувствовать себя королевой. Родители, свидетели — всё как положено. И Сонечка в пышном розовом платье.

Через два года родился Павлик.

Соня с отцом пришли в больницу забирать Яну с малышом, и девочка подошла к пеленальному столику. Она аккуратно попыталась вытянуть согнутые ножки, пока медперсонал перебирал пелёнки, и, повернувшись к Яне, радостно сообщила:

— Одинаковые!

Яна, улыбаясь, кивнула.

ЧТОБЫ ВИДЕТЬ ВСЕ ИСТОРИИ мало поставить «Нравится» странице. Facebook следит, ставите ли вы лайки, делаете репосты и оставляете ли комментарии к анонсам публикаций в ленте...

Подписаться
Уведомление о
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
Все комментарии
0
Что думаете? Пожалуйста, прокомментируйте.x
()
x