Думка и клебяшка

Думка

Моя бабушка, убирая кровать, клала две большие подушки, а сверху — совсем маленькую. Каждое лето я проводил у нее в глухой рязанской деревне, и вот как-то она, совсем уже дряхлая, тяжко нагибаясь, убирала покрывала, подушки и думку.

— Дай-ка я уберу, бабуля,— сказал я ей.

Она как-то странно посмотрела на меня:

– Ой, нет, нет, я сама… Мужикам убирать кровать — грех…

Почему грех, она не стала объяснять, сказала только нечто уже слышанное: «Мужики должны заниматься своими делами, а бабы — бабьими…»

— А вот маленькая подушечка, зачем она? — полюбопытствовал я.

— Это не подушка, это думка-задумка…

— А почему ее так назвали?

— Бог знает почему… На ей неловко спать, а только думать ловко. Заснешь, а голова скатывается, сама говорит, дескать, не спи, думай, как жить дальше… Да чего это ты, соколик, все спрашиваешь про бабьи-то дела? Шел бы дров наколол…

Паустовский любил рязанские места, слова «родник», «окоем» он услышал на рязанской земле. Не хочу сказать, что Рязанщина только и говорит звучным, исконным языком. Тут и «ишшо», и «мяшок», «гребяшок», и «грыбы»… Но какое разнообразие слов!

В одной деревне — Ванёк, в другой — Ванечка, километра за два-три — Ваньша, Ванец, Ванятка… Ленечка, Линек, Леша, Алеша, Алексей… Когда мы ходили в соседнюю деревню учиться, если кто-нибудь прижмет руку или палец, кричали: «Уяк, уяк, ты мне палец прилюшшил!»

Но есть и слова — жемчужины образности, как бы вмещающие в себя множество понятий, и среди них такие: «провал», «думка», «окоем»… Хотя эти слова еще живут пока и в Орловской, и в Курской областях…

Клебяшка

Слово «клебяшка» вы не сыщете в словаре. Это слово изобретено в нашей деревенской глухомани на Рязанщине.

В те далекие времена, когда еще пекли хлебы в русских печах, замешивали тесто в деревянных дежках. Затевая, прикидывали на глаз, сколько полновесных караваев получится из опары.

Иногда хозяйки ошибались, и тогда на противнях кроме больших караваев для экономии места из остатка опары получался неполный, меньше полновесного каравая хлеб, его называют и сейчас «клебяшка».

Хозяйки хвалили свой хлеб, выпеченный на кленовых листьях, нахваливали клебяшку с золотисто-коричневой хрустящей корочкой, а смотреть – глаз не оторвешь. Клебяшку очень любят ребятишки, выбегают с ней на улицу, угощают ровесников.

Теперь хлебы в своих печах выпекают редко. То ли хлопотно, а возможно и потеряны, забыты рецепты. Но не забыли слово «клебяшка», — прилипло это прозвище к молодой женщине – Насте, раскрасавице, небольшого росточка, с виду чем-то и впрямь напоминавшей клебяшку – вкусный каравайчик.

Настя торгует в сельпо, на уважаемом месте, но зовут ее по прозвищу, вкрадчиво.

«Клебяшка, милая, дай-ка буханочку хлеба», — слышишь в магазине.

Или: «Где-й-то вы сахар купили?» — «У Клебяшки в сельмаге».

Клебяшка вышла замуж за пчеловода большой пасеки. И, конечно, не прогадала. Ее спросили как-то (она в это время отвешивала сахарный песок), хорошо ли она живет с мужем. Ответила: «Одна рука в меду, другая – в сахаре!»

Project: Moloko Author: Киляков Василий