«Девочке помочь не можешь, а она, между прочим, мать-одиночка»

Звонит мне тётка, сестра мамина, пару-тройку лет назад:

— Разузнай, мою можно на работу к тебе приткнуть? А то она с декрета вышла и найти ничего не может. Я на больничных детских, если что, сама посижу. Поговори там у себя, а?

Поговорила я на счёт сестры. Начальница её на собеседование пригласила и взяла, кофе да чай разносить.

— А что секретаршей-то? Она у меня девочка умная, могла бы и покомандовать всеми. Ни о чём попросить нельзя! — сказала «спасибо» мне тётка.

Настёна, сестра моя, в коллектив быстро влилась, схватывала всё на лету. Год назад приставили её ко мне — натаскивать, да из секретарш повышать. Натаскала, на свою голову, повысили. Тут Настя и зазналась.

Ходит на работе, ко всем в дела нос свой суёт, да начальству бежит докладывать. А сама не успела отчёт доделать, так она не виновата — коллеги завистливые кофе на бумажки пролили или компьютер поломали.

Начальница наша на повышение пошла. Я ждала этого несколько лет. Дано было всем задание — проект подготовить, наглядно рассказать и показать свои действия на ближайшие пару месяцев после гипотетического повышения. Ну. тут у меня конкурентов нет, думаю. Справлюсь.

Опять тётка звонит:

— Настеньке помоги! Её повысят, она тебя за собой тянуть будет. Да и хорошо ведь родственницу в начальниках иметь!

— Вы уж извините, но нет. Сама на это место претендую, так что пусть в честной борьбе победит достойнейший!

— Вот ты и показала свою подлую натуру! Вся в мать свою! Девочке помочь не можешь, а она, между прочим, мать-одиночка! Ну мы ещё посмотрим, кто кого!

В день икс собралось высшее руководство, да наблюдатель из головного офиса. аж из самой Москвы пожаловал!

Вот только я туда не попала. С утра свет отключили — я не мытая, расчесалась, собралась, накрасилась немного, папку под мышку, ключ в замок — а не влазит! Я и так, и сяк — ни в какую. В скважину смотрю — там замок то ли забит, то ли непонятно что с ним. На работу звонить? «Простите, я не могу из дома выйти!» И какой я после этого руководитель? Если даже с таким пустяком справиться не могу?

Спасателей вызвала, они приехали, двери вскрыли. Я вышла на волю, у соседа напротив дверь открылась:

— Дарова, соседка! У меня камера вон висит, сама понимаешь — время такое. Я с утра, часов в пять, такую киноху записал, айда покажу!

Я и так опоздала, 5 минут погоды не сделают. И пошла к соседу. Показывает он мне запись, там Настя с мамой, какой-то пластилин открывают, одна подаёт, вторая мне в замок пихает.

— Сварка это холодная. Та к соседям буйным мстят — замок замазывают и электричество отрубают. — пояснил сосед.

— У меня тоже света нет. Они что ли? А что не разогнал?

— Они. Спал я, а камера пишет. Я с утра всегда просматриваю. Давай я тебе киноху запишу сейчас, пригодится.

В офис я приехала к 12 дня, а не к 8 утра, как положено. Руководство сидело в конференц-зале, обсуждало кандидатуры. Я постучалась и вошла:

— Здравствуйте. Вот мой проект. Прошу прощения за опоздание — происки конкурентов. — отрапортовала я.

Меня и слушать не хотели, гнали вон. Я, не обращая ни на кого внимания, подошла к телевизору, вставила флешку и показала всем присутствующим занятное видео: вот коллега с мамой замуровывают меня в квартире и отрубают мне свет, вот приезжают спасатели, ломают дверь, вот я бегу, как угорелая на работу — спецом с соседом последний кадр сняли.

— Давай папку и рассказывай, 10 минут у тебя.

Я старалась. Но меня не повысили, повысили мужчину. Мне скази — рано, вот через годик-другой… А сестру мою с работы выперли. Официально — по собственному, не официально — за подлость:

— Наша компания — единый организм. Подобное — недопустимо!

А виновата я осталась: тётка по всем родственникам ходит и байки рассказывает, как я её кровиночку ради повышения подставила и подсидела, а Настеньку бедную уволили, и теперь ей ребёнка кормить нечем.