Благодаря этому деду мое пребывание в стационаре превратилось в незабываемое приключение

Довелось мне как то раз лежать в больнице. Каждый, кто там был лишь однажды, знает, что это самое настоящее приключение. Конечно приятного мало, но иногда попадаются действительно интересные персонажи.

После публичного унижения, во время которого медсестра подозрительно щурилась и резко задавала вопросы – не гомосексуалист ли я и не балуюсь ли наркотиками – меня проводили в палату, где в полной тьме я увидел его…

Пациенты уже спали, но не «Он». Едва войдя в палату я увидел черный силуэт на фоне окна освещенного огромной луной.

— Здравствуйте – тихо сказал я и осторожно что бы не шуметь прошел к кровати на которую мне указала медсестра.

Черная фигура продолжала неподвижно и молча сидеть не ответив на приветствие. Я решив, что человек видимо не в себе, просто лег, укрылся пледом и отвернулся к стене, намереваясь заснуть. И едва я начал погружаться в сон, как раздалось дикое шуршание и хруст в метре от меня. Подскочив от испуга я обернулся пытаясь понять, что происходит, кто то из пациентов встал и включил свет.

Черная фигура оказалась стариком лет восьмидесяти на вид. Лысым, в алой, кумачовой рубахе. Ничего особенного в общем, разве что очки. Очки у него были большими и квадратными, без дужек. Вместо дужек была какая-то веревка или резинка, она была сильно натянута на голову, отчего очки прижимались к глазам расплющивая их и не давая моргать. В тот же миг я осознал, что эти огромные, квадратные, немигающие глаза, я буду помнить намного дольше чем кокетливый взгляд Юли с моего курса.

— Да сколько можно! – заорал один из пациентов нашей палаты – Сестра! Сестра положите его в коридоре!

Дед с квадратными глазами, флегматично глядя на происходящее поедал засохшие пряники из дико шуршащего пакета.

Пряники изъяли.

— Серый, мож он есть хочет, дай ему из холодильника че нить пожрать – пробурчал парень с угловой койки.

— Да нет там ничего – ответил «Серый» — Там селедка какая то лежит, меня когда привезли она уже тухлая была. Забываю выбросить.

Легли спать, до утра проспали мирно. Утром Серый вернулся из туалета и вспомнив про селедку, открыл холодильник.

— А где селедка? – недоуменно развел руками он.

— Съел я её! – гордо заявил дед, и важной походкой вышел из палаты опираясь на клюку.

В тот же день возвращаясь с рентгена, и не прекращая думать о том как этот дед мог съесть разложившуюся селедку и в своем ли он уме, я зашел в грузовой лифт, вместе с медсестрой и пациентом на каталке. Поднявшись на нужный этаж они выехали, а я отправился дальше. Когда дверь открылась передо мной и я шагнул вперед, то едва не наткнулся на того самого деда. Его огромные квадратные глаза с любопытством изучали меня.

— Когда я служил на флоте! – вдруг громко, на весь коридор произнес он – Мы камбалу ловили. – продолжал орать он – Ловили ее, а потом надевали на ноги как сапоги и бегали в так по палубе! ИНТЕРЕСНО БЫЛО! – последние слова он произнес громко и с надрывом.

В ужасе отшатнувшись от него я почти бегом отправился в свою палату.

Надо сказать что там в больнице мне очень понравилась одна барышня. Однако к ней постоянно приходили какие-то люди и познакомиться не было никакой возможности. Так вот, на следующий день, я прохаживаясь по коридору, случайно заметил, что дверь в процедурную приоткрыта и краем глаза заглянув туда, обнаружил что на кушетке с голой попой лежит та самая девушка. Медсестра готовила укол и не заметила меня. Я конечно же не удержался от искушения, остановился что бы полюбоваться на прекрасный вид. Залюбовался, замечтался и вдруг…

— Когда я был подростком! – прямо над ухом у меня заорал «квадратноглазый» дед.

Медсестра резко обернулась, и девушка тоже, конечно они обе увидели, что я пялюсь.

— Дверь закройте! – рявкнула медсестра.

Дед резким движением палки с грохотом захлопнул дверь в процедурную и продолжил повествование.

— … был в пионерлагере!!! И там бабу одну полюбил! ПОВАРИХУ! – проорал он – Я ей однажды рыбу принес – уже тише проговорил он – Рыбу поймал я в озере, большую, красивую. Отнес поварихе этой – уже нормальным голосом произнес он и вдруг улыбнулся и замолчал…

— А она что? – не то что бы я был заинтригован. Спросил из вежливости.

— А она застеснялась… – в этот момент он видимо хотел подмигнуть мне, но очки пресекли эту попытку и он лишь конвульсивно дернул головой, потом развернулся и блаженно улыбаясь, отправился вдаль по коридору, размеренно постукивая палкой.

А я остался стоять, пытаясь понять эту многозначительную мысль…