Чужая родня

— Мама, что за письмо ты все прячешь?

— Да, это с деревни, от деда, — махнула она рукой и принялась за приготовление ужина.

— А что у нас есть дед? Ты говорила по твоей линии никого уже не осталось

Мама на мгновение прекратила крошить овощи, а потом продолжила с удвоенной скоростью.

— Ну есть..и что? Много лет назад я уехала из дома, значит тогда не нужна была, а сейчас должна все бросить и помчаться ему на помощь.

Она заплакала, а я не знала что сказать. В нашей семье было не принято говорить о ее родне, я лишь знала, что мама приехала в город сразу же после школы, работала, училась, жила в общежитии, потом появилась на свет я, а отец нас оставил ещё до моего рождения.

Мама держала обиду на своих родственников. А мне и спросить даже было не у кого, что же произошло тогда, много лет назад.

Вечером, когда мама уснула, я забрала тихонько письмо из ее комнаты и прочла, почерк был красивый, убористый, явно не принадлежащий старому, больному человеку.

Писали, что дедушка совсем слёг, ему необходим хороший уход и дорогие лекарства. Просили по возможности маму забыть прежние обиды и свою гордость, ведь речь шла о жизни человека.

Подписи не было. Я взглянула на адрес. Эта деревня находилась совсем недалеко от нашего города, у подруги была дача в нескольких километрах от неё. По коже пробежал холодок…я часто ездила к ней в гости, а рядом жил дедушка, ну как же так, почему мама так поступила с нами…

На следующий день я как обычно с утра собралась в университет, только захватила с собой ещё деньги да сумку со сменными вещами и отправилась на автовокзал.

***

Выйдя из автобуса я вдохнула полной грудью чистый, прозрачный, как слеза деревенский воздух, идти пришлось недолго, старый покосившийся домик стоял в нескольких метрах от остановки. Открыв калитку я вошла во двор.

— Вы к кому? — услышала я чей то голос, смотрю прямо под яблоней расположилась женщина лет сорока, перебирая свежесобранные грибы.

— Я к Семёну Андреевичу, это мой дедушка.

— А, значит Шуркина дочка, — улыбнулась она — ну здравствуй! Проходи в дом, я чай поставлю, дед уснул после обеда. Немного полегчало ему.

В домике было уютно и пахло пирогами. Пока женщина хлопотала у плиты, я смогла немного ее рассмотреть. Поразительно, как она походила на маму, тот же взгляд раскосых глаз, чёрные, как смоль волосы, даже в речи была похожая интонация.

С женщины я перевела глаза на портрет на стене, это была старая выцветшая фотография, где были изображены улыбающиеся мужчина и женщина с двумя маленькими девочками очень похожими друг на друга.

Уловив мой взгляд женщина сказала:

— Это мы с твоей мамой и наши родители. Я — Софья, ее сестра и твоя тетка, — улыбнулась она.

— Очень приятно. Почему я о вас ни разу не слышала. Мама упорно твердила, что у нас нет никакой родни.

Она вздохнула, села за стол, и принялась разливать чай по чашкам.

— В обиде твоя мать на нас. Я родилась слабой, часто болела, наша мама не вылазила со мной из больниц, отец ясное дело работал и день и ночь, чтобы прокормить нас, да оплатить лечение. Шура жила сначала с бабушкой, а потом частенько папа оставлял ее у соседки. Естественно практически все родительское внимание уделялось мне. С детства она вбила себе в голову, что ее никто не любит и ни кому она не нужна, даже когда все вроде как и наладилось. Получив аттестат, Шура уехала в город, больше мы ее не видели…

Она вздохнула и добавила.

— Ты пей чай, голодная с дороги наверно, сейчас мои набегут все сметут. Двое деток у меня — Аленушка и Лёня, одна поднимаю, давно уже спрашивали если ли у нас кто из родни, вот уж обрадуются…

В тот вечер я познакомилась с дедушкой и двоюродными братом с сестрой. Мне были все очень рады, а я наконец то поняла, что это такое когда говорят о большой и дружной семье, собравшейся за одним столом. Я пробыла в гостях ещё несколько дней, купила все необходимые лекарства.

Несколько раз звонила мама и просила немедленно ехать домой, но я не могла оставить деда, а тетя физически не успевала работать и смотреть за родителем.

— Вот слетишь с бюджета, кто будет твоё образование оплачивать? — кричала в трубку мама — я для тебя все сделала, ночами не спала, воспитывала, а где ты сейчас? С людьми, которые и пальцем не ударили, чтобы что-то для нас сделать.

— Мам, ты о чем? Ты ведь даже адрес свой не сообщала пятнадцать лет…чужые, родные…Он в первую очередь мой дед. А уж события ушедшей давности пора бы и забыть…Ему уход нужен, забота. Раз ты не едешь, с ним буду я. Кстати у тебя прекрасная сестра и племянники. Зря ты так, мам…

Она бросала трубку, злилась, набирала снова, но наши разговоры ни к чему не приводили.

Через неделю я вернулась в город, надо было продолжать учебу, у меня шёл выпускной курс, а сердце мое было не на месте.

Деньги, которые удавалось заработать расклейкой объявлений и несколькими часами репетиторства в неделю я отправляла в деревню. Но это конечно были сущие копейки…

Отношения с мамой напоминали натянутые струны, как то она даже умудрилась спрятать мой паспорт, чтобы я осталась в городе на праздничные выходные, вместо поездки в деревню.

Так пролетел год, в суете, хлопотах и постоянных ссорах и скандалах.

Получив на руки диплом я тут же собрала вещи, и уехала.

В деревне тетя походотайствовала для меня насчёт работы в школе, жизнь пошла своим чередом. Дедушка уже вставал на ноги и совершал небольшие прогулки по саду, он был мне очень рад. Но глаза оставались грустными, он ждал дочь…

***

Сентябрь наполнил мою жизнь суетой и приятными хлопотами, мне дали первоклашек, я их так полюбила, что каждый день бежала на работу словно на праздник.

А тут краем глаза стала замечать, что мне симпатизирует наш учитель истории, тоже недавний выпускник городского вуза, и что его тоже в деревню то занесло, думалось мне, обычно, все в город рвутся. А тут…

— Анюта, ты бы не списывала Алексея со счетов, — шептала бывало тетя — парень хороший, руки из того места растут, вон дом какой выстроил. А то что в городе не остался, так бабка у него тут, одна одинешенька, сам он сирота, вот и живут.

Вскоре Алексей пригласил меня на свидание, так и закрутился наш роман. Он стал вхож в наш дом, дедушка одобрил мой выбор, а когда Лёша сделал мне предложение — благословил нас.

Свадьба была назначена на конец апреля, я заранее сообщила маме об этом письмом. Ответа не последовало, мне было очень обидно, что в такой важный день ее не будет со мной рядом…

Накануне дня бракосочетания, когда мы с тётей и двумя моими подругами хлопотали на кухне, готовясь к предстоящему торжеству, в дверь тихо постучали…

Я бросилась открывать. На пороге стояла мама. Увидев меня, она заплакала.

— Я…я совсем ненадолго, вот поздравить тебя приехала…

Я пригласила ее войти, но она не решалась сделать и шагу. Тут с кухни прибежала тетя, услышав наши голоса вышел дедушка.

Он обнял дочь, они ещё долго стояли вытирая друг другу слезы. Дедушка что-то говорил маме полушепотом, а она плакала…

***

Вот уже много лет я живу в деревне, у меня большая и дружная семья, подрастают дети, я попрежнему веду уроки в начальных классах, а самое главное наконец то я обрела родных людей, которых некогда мать считала чужими.

Мама никуда не уехала, наконец то она помирилась с отцом и сестрой, а то, что было в прошлом, пусть там и остаётся…