Быть взрослой дочери отцом?

— Андрюха, привет. Ты сейчас можешь ко мне приехать? Вот прямо сейчас. Да знаю я, что уже поздно. Так можешь или нет?
Можешь, это хорошо. И купи по дороге, пожалуйста, что-нибудь, из чего можно завтра утром быстро приготовить завтрак для ребенка. Для девочки лет 12.
Что за девочка? — похоже, моя дочь. Ой, давай всё потом. Вот, приедешь — и расскажу.
Как так не знаешь, что купить? — у тебя же есть дети.
Жена список составляет? — вот тогда у жены, у Ольги, и спроси, что купить. Привет ей.
Да, только в дверь не звони — девочка спит, как подъедешь, позвони на телефон, спущусь, открою.
Всё, жду.

Иван нажал на телефоне «отбой» и тихонечко, на цыпочках, подошел к двери в комнату — девочка спала. «Хорошо», — подумал Иван, — «хорошо, что спит — хоть с Андреем поговорим спокойно, а то при ней как-то… Дочь… Скорее бы хоть Андрюха приехал…».

Наконец раздался долгожданный звонок на телефон — Андрей. «Да, да, сейчас дверь открою, спускаюсь уже».

Беньку, щенка бигля, Иван взял с собой, — «И шум не поднимет, когда мы поднимемся, и на улицу заодно ненадолго выйдет, у него тоже эмоций сегодня выше крыши».

Бенька, увидев Андрея, своего чуть ли не самого любимого человека, после хозяина, конечно, завилял хвостом, запрыгал и залаял от переполнявших его чувств.

— Ну, здравствуй, разбойник, здравствуй! Как вырос-то! Почти совсем большой стал, — Андрей уже успел передать сумки Ивану и сейчас общался со своим любимцем, щенком из последнего помета своей собаки Джеты (любимцем Бенька был не просто так — щенка в свое время купили, а потом от него отказались).

Андрей общался с Бенькой и смотрел на Ивана, своего друга и одноклассника, внезапно ставшего отцом.

Иван молчал.

— Ну, что, Бенька, у вас столько событий произошло, оказывается, а твой хозяин молчит, ни слова не говорит, ты-то ведь не будешь молчать? — всё расскажешь, да? — Бенькин вид красноречиво говорил о том, что молчать он точно не будет и расскажет всё-всё-всё — и то, что видел, и то, что знает, и то, что думает.

— Прости, Андрей — вызвал тебя, а сам… — это меня тут переклинило что-то, видимо. Сейчас поднимемся и сам всё тебе расскажу.

Друзья поднялись в квартиру, прошли в кухню. Иван верхний свет включать не стал, включил бра. Сел за стол. И — молчал.
Бенька пристроился рядом с хозяином и стал настойчиво подсовывать свою голову под его руку, прося поглаживаний и почесушек.

«Похоже не до конца еще «расклинило», всё еще как в ступоре пребывает. А Бенька-то умным псом растет, вон как старается хозяина от тяжких дум отвлечь», — Андрей стал разгружать сумки и параллельно «заполнять паузу», — «Надо его «расклинивать», а то зависнет еще».

— Слушай, купил всё, что Ольга сказала, плюс еще на всякий случай от себя чипсы и колу, а то дети нынче знаешь какие — то не буду, это не буду, а вот чипсы и колу почему-то почти все любят. Еще пиццу. Но пиццу ты, если что, и сам сможешь заказать. Не голодать же ребенку.
А, да, вот еще рецепты — Ольга написала парочку, как быстро можно приготовить вкусный и полезный завтрак для ребенка. Держи.
Уф, вроде всё.

Иван вздрогнул, вернулся в реальность, взгляд его снова стал сфокусированным, и он удивленно посмотрел на Андрея: «Что ты так тараторишь? — раньше вроде за тобой такого не замечал. За продукты спасибо большущее. Выручил. А Ольге — огромное спасибо за рецепты. Так что ты так тараторишь?».

— Будешь тут тараторить — на нервах весь: у друга, повторю, у друга (!) откуда ни возьмись вдруг появляется дочь. И не грудная лялька, рождения которой все ждали, а уже, можно сказать — взрослая дочь. 12 лет! — шутка-ли! — и никто об этой дочери ни слова, ни полслова не слышал.

— Так я сам о ней только сегодня услышал. Тьфу, не так: услышал не так давно, но до сегодняшнего дня не видел. А сегодня увидел. Но я не знал, что это именно она!

Андрей в немом изумлении уставился на друга. Прошло, наверно, секунд десять, пятнадцать, прежде чем он обрел дар речи.

— Слышал, но ничего не сказал. А увидел сегодня. И что это за «именно она»?

— Долгий разговор. Я, думаешь, что тебя позвал? — не из-за продуктов для завтрака ведь только. До утра бы не дожил, наверно — с кем-то поделиться надо. А с кем, как не с другом? Не маму же ошарашивать: «Мама, здравствуй! Ты стала бабушкой, и твоей внучке 12 лет».

— Не, не, Валентину Илларионовну не надо так пугать ошарашивать, я её люблю, еще с детства. Какие она вкусные пирожки пекла! Сначала её подготовить надо как-то.
А ты вообще уверен, что это твоя дочь?

— Не уверен. Что будешь? — чай, кофе?

— Хм, у меня получше есть, — и с этими словами Андрей достал из сумки пиво, — Только, извини, безалкогольное — я за рулем, мне же еще обратно ехать.

— Такой подставы я от тебя не ожидал: мне-то мог и алкогольное взять, мне за руль не садиться.

— Ха! Ты же папаша теперь, а это, знаешь, похлеще, чем за рулем. А жены, которая в случае чего подхватит «упавшее знамя», у тебя нет. Так что тебе тоже — безалкогольное. Привыкай. Так. Стоп. Пока ты не начал рассказывать: Ольга просила, нет, велела, чтобы ты утром ей обязательно позвонил, она тебя проконсультирует по поводу завтраков, обедов, ужинов и прочего. И чтобы вы завтра обязательно приехали к нам в гости. Это она тоже велела.

— Даже не знаю, с чего начать…

— С начала, естественно. С чего же еще?

— С начала, так с начала. Месяца два где-то назад Илья срочно уезжал в командировку и попросил, чтобы Марс в это время пожил у меня. Ты же знаешь Марса?

— Это который у твоего двоюродного брата? — конечно, знаю. Шикарный пес. Эталон восточно-европейской овчарки, можно сказать.

— В один из этих дней пошел я с собаками гулять. Идём по парку, вдруг, вижу — впереди девчонка, лет 11-12, а на нее три пацана постарше наезжают. Непорядок. Подхожу ближе, мальчишки меня не видят, все спиной стоят. Делаю, гм…, замечание. Они вначале не среагировали — мало-ли кто там может что им говорить — но тут один из них обернулся, чтобы посмотреть, кто им мешает «вершить правосудие» — сначала меня увидел, а потом и Марса. А Марс, сам знаешь, пёс — внушительный. Да и я — не маленький.

Ретировались они быстро. Как будто и не было.

А девчонка, знаешь, пацанка такая — в шортах, в бейсболке. Оказалось, это её школьные «враги». Они недавно с матерью в наш город приехали, школа для неё новая, в общем, нашлись те, кто увидел в ней прекрасный объект для насмешек.

Не такая она, как все, видите-ли: юбку только в школу надевает, в остальное время — брюки, шорты носит, играет в футбол, стреляет из рогатки.

А в этот раз она увидела, как мальчишки эти с котенком решили «поиграть» — «пирсинг» из булавок хотели ему сделать. Дети, «цветы жизни», б л и н.

Котенка она выхватила и готова была за него насмерть стоять. Не знаю, чем бы все закончилось, но тут как раз мы с Марсом и Бенькой появились.

Котенку эти «цветы жизни» успели уже часть «пирсинга» сделать. Так что в итоге пошли мы все — я, Марс, Бенька и девочка с котенком, девочку, кстати, Вика зовут, Виктория — в ветклинику. Ну, не мог же я мимо пройти: типа взрослый дяденька помог, прогнал хулиганов, а дальше девочка — твои дела — что хочешь с котенком, то и делай.

Приём у ветеринара я оплатил, заодно купил всё, что необходимо — всякие там мазилки, чтобы раны обрабатывать, защитный воротник, переноску и прочее. С котенком, слава Богу, ничего страшного не было, но с учетом его маленького возраста и бездомной жизни, требовалось много что.

Понятно, что ребенок всё это не унесет. Плюс, хоть девочка и сказала, что котенка себе возьмет, но вдруг родители будут против. Так что пошел провожать — донести всё, да подстраховать в плане котенка, мало ли что.

Девочка, оказалось, только с мамой живет, а мама — болеет. Так что пришлось в квартиру пройти.

Познакомился с мамой девочки. Мама не против котенка была. Приятная женщина. Я уже собрался было уходить, но тут заметил на тумбочке рецепты. Куча препаратов, и они не выкуплены.

Затем… Не спрашивай меня, почему мне такая мысль в голову пришла, но решил я проверить, а есть ли еда у них. Попросил разрешения воды попить, а на кухне заглянул в холодильник. Практически пустой.

Прощаться не стал, сказал, что через час где-то еще заеду, что вспомнил про кошачий корм, который у меня завалялся дома — вот его и привезу. Сам незаметно взял рецепты.

Собак закинул домой, а сам — в аптеку, да в магазин за продуктами.

Привез всё. Девочка обрадовалась, а мама её сначала не хотела принимать подарки. В итоге договорились, что, как только она выздоровеет, она мне возместит затраты. Обменялись телефонами.

Она мне, правда, так и не позвонила…

Девочку эту я еще видел несколько раз, живем все-таки в одном микрорайоне, я в парке нет-нет, да гуляю с Бенькой, и она, видимо, тоже там нет-нет, да гуляет.

И, знаешь, мама девочки, когда я её только увидел, смутно мне кого-то напомнила, знакомой показалась. Я даже спросил, не пересекались ли мы где. Но она уверила меня, что мы точно не знакомы, и мне просто показалось.

Последний месяц я девочку не видел и уже практически забыл о случившемся тогда.

А недели три назад мне позвонил адвокат…, впрочем, как его зовут — это неважно, попросил о встрече.

Вот тогда-то я и услышал, что у меня, возможно, есть дочь. Занимается этим вопросом адвокат по просьбе и поручению своего доверителя, которая, к сожалению, скончалась.

От меня на данном этапе требуется согласиться предоставить биоматериал для теста ДНК… И уже потом будет понятно, являюсь ли я отцом ребенка его доверительницы. И он в любом случае свяжется со мной, даже если результат будет отрицательным.

Результат оказался положительным.

Вот тогда-то мы с ним и встретились второй раз. Он уже подробно рассказал, что за доверительница и прочее. До этого не считал нужным, не видел смысла. Не факт, что именно я отец, и зачем мне тогда знать детали?

— Так, ты — отец. А мать кто? — это Андрей, до этого сидевший и слушавший «во все уши», не выдержал, — Это же когда было? — девочке сейчас 12, тебе — 35, значит, грубо говоря, 13 лет назад, когда тебе 22 было. И когда успел? — ты же тогда не продыхая учился и работал, работал и учился.

— Когда, когда… — тогда же, когда и ты, получается, у тебя же детям столько же почти.

— Ну, я — это я. Мы же с Ольгой на первом курсе уже познакомились. Так что у нас было время.
Мать-то девочки кто?

Иван встал, вышел ненадолго в комнату и вернулся с альбомом.

— Так это же Геля, Ангелина. Геля, да?

— Угу.

— И как же ты умудрился? Это ж…!

— Позволь, я избавлю тебя от подробностей!

— Да я не про то. Это же Геля! Там же все, от 16 до 80, прости, слюни пускали, глядя на неё, за ней такие экземпляры ухаживали! А умудрился ты!
А она тебе, что, ничего не сказала о беременности? Вот дела…!

— Не сказала. Я же на следующий год специально туда приезжал. Встречался с ней. Она ни слова не сказала. Ни слова. Я всё это время даже не подозревал, что у меня есть дочь.

Адвокат сказал, что сюда, к нам в город, они переехали в надежде на то, что здесь Ангелине помогут — она где-то год назад заболела, сначала ей неправильный диагноз поставили, потом все-таки верный, затем оказалось, что в их городе ей практически ничем помочь не могут — нужна операция.

Вот они и переехали. И ей бы помогли, если бы они раньше приехали. Поздно оказалось — «неоперабельно» уже…

Ангелина умерла, девочку в детский дом отправили, котенка временно к соседке. Детский дом хороший, кстати. Это адвокат подсуетился, позаботился, чтобы и рядом, и хороший.

Поехали мы с ним в детский дом. Чтобы я дочь-то увидел и познакомился с ней. Забрать бы её сразу все равно не получилось — кучу бумаг сперва надо оформить, но этим адвокат занимался.

Приехали. А девочки — нет. Как сквозь землю провалилась.

Она, оказывается, умудрилась сбежать — никому в голову не пришло, что девочка сможет через забор перелезть. Да никто даже и не думал, что она сбежать надумает. А она решила домой вернуться, домой — туда, где они раньше жили — там сосед дядя Вася, соседка тетя Галя…, друзья…

И девочка умудрилась не только из детдома сбежать, она смогла добраться до квартиры, где они с мамой жили, дождаться соседки, забрать у той котенка… — взрослая женщина, зная, что девочку ищут, поверила ей, что ту уже нашли, что папа внизу ждет!

Впрочем, ей не только соседка поверила, ей и таксист до этого поверил, а потом и машинист поезда… Её потому и не сразу нашли, что она не в пассажирском поезде и не в автобусе ехала, а на товарняке. И с комфортом.

Ей и полицейские чуть не поверили, когда случайно увидели на платформе.

Да и кто бы не поверил, когда на тебя смотрят честными-пречестными и жалобными глазами?!

— И тут её привезли к тебе?

— Угу. Привезли. Только не так, как ты думаешь. Нет, её в сопровождении женщины-полицейского из детской комнаты полиции или еще откуда, я в этом как-то не разбираюсь пока, привезли в наш город. Всё, как положено. Передали тут в отделение по месту. И дальше что должно было быть? — либо в детский дом, откуда она сбежала, либо адвокату, представляющему интересы её матери, либо родителям, то есть мне. Но она-то не знает, что я её отец!

И тут, то ли в суматохе, то ли по невниманию, то ли еще по какой причине толком не выясняют, что это за девочка-беглянка, спрашивают у неё про родителей, и она с самым честным видом называет мой телефон!

Мне позвонили, спрашивают, такая-то, такая-то — ваша дочь? — моя, отвечаю. Я-то уже знаю, что Виктория — моя дочь. Тут, наконец, разбираются, что за девочка — звонят адвокату, он подтверждает, что Вика — моя дочь. Девочку везут ко мне.

А дальше — прямо картина Репина — «Не ждали»!

Я жду дочь Викторию, а вижу ту девчонку-пацанку, которой месяца два назад помог с котенком!

Вика надеется увидеть того дядю, который когда-то помог с котенком. Она его и видит. И думает, как здорово — «дядя хороший, дядя добрый, он мне и в этот раз поможет, наверно». А ей говорят: «Викочка, деточка, знакомься — это твой папа»!

До меня наконец доходит, что та девчонка, которую я уже знаю, это и есть моя дочь Виктория.

Но для неё-то полный шок был: надеялась на дядю, что он ей поможет, что ей не придется ехать ни в детский дом, ни к отцу, которого она не знает и ни разу не видела, а тут выясняется, что этот «дядя» и есть её отец!

Спасибо Беньке — разрядил ситуацию: он же знает эту девочку, полез к ней с обнимашками, а там на него вдруг как что-то зашипит из переноски — это котенок решил защитить свою хозяйку от страшного зверя, от собаки.

Все переключились на животных, и тут как раз адвокат подъехал. Он еще раз всех удостоверил, что, да, Вика — моя дочь, я — её отец. Ну и пакет документов мне передал.

— Ничего себе!

А девчонка — молодец! В папу, видимо, пошла.

Что делать-то, папаша, собираешься? Днем-то — понятно, к нам в гости ждем. Ребенок хоть развеется, поиграет. Но в целом-то что делать будешь?

— Еще раз тест ДНК на отцовство закажу. Мало ли… Но, знаешь, я уже решил: если результат будет отрицательным — удочерю девочку, все-таки она — дочь Ангелины, а если — положительным — так всё уже сделано, документы все готовы.

Так что в любом случае — буду взрослой, ну, почти взрослой, дочери отцом.

ЧТОБЫ ВИДЕТЬ ВСЕ ИСТОРИИ мало поставить «Нравится» странице. Facebook следит, ставите ли вы лайки, делаете репосты и оставляете ли комментарии к анонсам публикаций в ленте...

Подписаться
Уведомление о
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
Все комментарии
0
Что думаете? Пожалуйста, прокомментируйте.x
()
x