Как маленькая и беззащитная собачонка загнала двух взрослых парней на пандус…

Дело было давно, но правда, a правда давней не бывает. Правда всегда — румяна и свежа. Был в своё время у меня компаньон – Сашка. Армянин по национальности, интеллигент по сути, но с небольшим таким закидоном – панически боялся собак.

В особенности, если та собака ростом хоть чуть больше кошки. Не, я, конечно, и сам собак уважаю, но только, как прагматик. Во всех схватках мне собаку удалось укусить только единожды и то несильно — шерсть помешала, а им удавалось меня кусать куда как чаще и гораздо больней. Ладно, собаки ведь не просто так придуманы.

Во славном городе да во Владимире распихивали мы с Саньком излишки сахалинской рыбы. Вечером встречаемся в гостинице, Санёк доволен — дальше некуда. Говорит, нашёл одного мена, тот хочет взять оптом тонн двадцать. Давай, завтра встретимся с ним, ещё перетрём, оценишь, нет ли кидалова, а то он платить с отсрочкой хочет.

С утра прём на плодоовощную базу, где у того мента офис и склады. Машину бросили у поста охраны, и пешочком почапали вдоль амбаров. И тут в проходе появляется это чудо. Породу затрудняюсь назвать, но вначале я её принял за кошку. Хорошо хоть она вовремя тявкнула.

Смутило не это, смутила неестественная бледность Санька и его странные, мечущиеся движения в поисках какого-либо укрытия. Вообще-то я фобии знаю – правда не все, конечно. Как фобия которая на собак называется, к сожалению, не помню, собакобоязнь что ли. Но это точно была она.

И я героически бросился вперёд, закрывая грудью друга, ну и компаньона само собой, который, кстати, пока один знал оптовика и, в случае его безвременной кончины, сделка бы накрылась медным тазом. В связи с чем был мне дорог друг вдвойне.

Схватка не обещала быть трудной, как-то не тянул размер собаки против моего внушительного ботинка надетого на мощную тренированную ногу. Вместе с истеричным Саниным криком: «ненада!!!», я нанёс сокрушительный удар, но досадно промазал – вёрткая оказалась. Собачка обиженно взвизгнула, отскочила метра на два и заскулила.

Сначала обиженно, потом более злобно, и в конечном итоге её рык стал реально напоминать тигрный. Я не верил своим ушам. Глазам верил, потому что собачку видел, а вот ушам как-то нет. То, что это глюк, я сообразил, когда откуда-то сверху раздался Санин крик: «Андрюха, давай мухой ко мне!».

Так. Сверху Саня не мог кричать в принципе, потому был ниже меня ростом, и я успокоился, списывая слуховые галлюцинации на напряжение последних дней. Но на всякий случай оглянулся. Сзади Сани тоже не было.

Зато буквально в двух метpaX от меня стояло несколько огромных, совсем недружелюбно настроенных, волкодавов. Почему я решил, что это волкодавы? Ну, наверно, потому, что почувствовал себя волком позорным, поднявшим ногу на беззащитное маленькое существо.

На дипломатию времени уже не оставалось, и я рванул вверх по отвесной стене, где и был подхвачен заботливыми Саниными руками. Отдышавшись на двухметровом пандусе, я взглянул на товарища по несчастью.

Он был обреченно спокоен и тих. — Вчера я так же попался, — обрадовал он, — полчаса вон на том столбе просидел! У них тактика такая — ловля на живца, ведь кто волкодава пнуть рискнёт?! А первыми они, видимо, не нападают, так уж обучены. Узнать бы, кто их такой изуверской тактике подставы научил…

Источник