Без жены и ребенка дома тишь да гладь?

— Брат в такси работает. — говорит 26-летняя Линда. — Взял с напарником машину в аренду и пашет сутки через сутки. С работы домой приезжает, дела все переделает и спать. Утром опять на сутки. Разумеется, жене он «внимания не уделяет». У них ипотека, ребенок, и Веня для семьи старается, себя не жалеет с таким графиком.

Вениамину, счастливому отцу двухгодовалой дочери, недавно исполнилось 28 лет. Его супруге Ангелине — 23 года. Ангелина, молодая красивая девушка, не закончившая институт, как она считает, из-за раннего замужества, скучала (честно — не понимаю, как можно скучать в декрете?) в декрете.

Редкие выходные мужа она использовала для того, чтобы проветрится — сходить с подружками в клуб или в кино.

— Если бы мой муж работал, как проклятый, да еще и с ребенком сидел в нечастые выходные, я бы с такого пылинки сдувала. — вздыхает Линда. — Понимаю, что чужая семья — потемки, у всех свои правила. Но так ведь нельзя! Мне и маме с племянницей сидеть нельзя — как говорит Ангелина, не нашего это ума дело, кто в их семье с ребенком сидит. Но ведь Вене нужен иногда отдых. Мама надумала в санаторий съездить, внучку с собой решила взять. Ангелина незадолго до этой поездки в больнице с дочкой лежала, у малышки пневмония была. Выписалась — и ушла из дому на два дня, отдыхать. Вене на работу надо было, до жены не дозвонился. Дочку ко мне увез. Так Ангелина как узнала, что Веня на работе, сразу ко мне примчалась. Колготки драные, тушь размазана, перегаром пахнет. Я дверь перед ее носом закрыла. Я не враг племяшке — пьяной матери ее отдавать. Та грозила полицию вызвать, я сообщила, что в опеку позвоню. Ушла. Поругались они тогда с Веней. А мама как путевку внучке в санаторий предложила — Ангелина в штыки, что никуда ее дочь без нее не поедет. Мама кредит взяла, чтобы Ангелине путевку купить. Втроем съездили. Все восемнадцать дней мама с внучкой провела, на процедуры ее водила, гуляла. Пока Ангелина в деревеньке неподалеку от санатория отдыхала. Она всего несколько раз в санатории переночевала! А уезжать домой стали, то Ангелина маме пригрозила, что если она хоть слово Вене скажет, то внучку не увидит никогда.

Нет, Ангелина мужу верна. Вот выпить и забыть о тяготах декрета — да, губа у нее не дура. Но, как ни странно, Ангелина мужа любит. И даже не думает о том, чтобы на кого-нибудь посмотреть.

— Пока все в санатории были, Веня отдохнул. И решил на развод подать. «Знаешь, без жены и ребенка дома тишь да гладь. Дочь жалко, но терпеть пьющую жену я больше не могу. Одна будет жить, может, за ум возьмется. не будет денег на гульки да и с дочерью сидеть некому будет.» — сказал мне брат. Сказано — сделано. Снял он жене квартиру однокомнатную, ипотечную квартиру сдал и к маме переехал. Помолодел, спокойней стал. К дочери постоянно ездит. Ангелине пригрозил, что если она не изменится, то он ее прав родительских лишит. Половина города в курсе, как она отдыхает. Да по ее номеру телефона к ней даже таксисты не ездят — она то не заплатит, то нахамит, то сбежит. Фирм такси у нас всего две на весь город, они все друг друга знают. Веня потом краснеет и за жену рассчитывается. А в разладе виноваты мы с мамой оказались. Пока мама Ангелину из дома выдернула под благовидным предлогом — забота о здоровье внучки, то я ему тут мозги промыла. Вот он и решил на развод подать. До развода, правда, дело не дошло, но они уже полгода раздельно живут. Ангелина все дома сидит — денег нет, да няньки нет. Веня говорит, она пить бросила. В 23 года — пить бросить! Куда мир катится? Не понимаю.

Пока статья готовилась к публикации, Линда вновь мне позвонила. Она сказала, что ее брат сходил с женой на свидание, а сама Линда в это время сидела с племянницей. В ресторане Ангелина даже от бокала вина отказалась. Веня рад. Линда надеется, что все в семье Вениамина наладится, что Ангелина взялась за ум и сумеет восстановить семью. Я, в свою очередь, желаю героям удачи. Верю, что у них все будет хорошо.

Декрет — довольно тяжелое испытание? Несомненно. Но снимать стресс подобным образом? Допустимо ли? Да и логика Вениамина — «… без жены и ребенка дома тишь да гладь…» , вызывает вопросы.