Бабушка звонила, просила деньги, взамен обещая свою квартиру

Есть у папы сестра, тётя Вероника, как её называет бабушка — Вероничка. Отвратительная женщина, если честно. Она всегда настраивала бабушку против мамы и меня.

Своих детей у тётушки нет, в силу её врождённой злобливости, не нашёлся человек, готовый её осчастливить браком и детьми. Зато карьера у тёти была — ого-го: она начинала с продавца, а через 15 лет у неё была сеть магазинов по нашему городу.

Когда мама заболела и нам потребовались деньги на её лечение, тётя Вероника фыркнула:

— Это — не мои проблемы, я не дам ни копейки на лечении этой твари.

На нет — и суда нет. Бабушка по папе также отказалась принимать участие в лечении мамы. А бабушка по маме продала свою квартиру и, благодаря этому, нужную сумму мы наскребли.

И без того напряженное общение с папиными родственниками после этого совсем разладилось.

Через пару лет карма настигла папино семейство: у бабушки случился инсульт, а тётя попала в аварию и лишилась ног. И, как вы думаете, кто теперь им стал должен? Правильно, я.

Тётя продала собственность ради импортного супер-протеза, но ухаживать за своей матерью, довольно вредной бабулькой, отказалась.

Мама вызвалась помочь калекам, но папа ей не дал, помня об их «сострадании». Тогда бабка с тёткой напали на меня, пообещав отписать свои квартиры. Именно невозможность самой купить жильё толкнула меня на этот опрометчивый шаг: уход за папиными родственниками.

Первое время всё было хорошо: я успешно отбирала у больной бабушки бутылки с выпивкой. Да-да, бабушка предпочитала пить алкоголь, а не назначения врачей. И с тётей, по первости, проблем не было — она была счастлива хоть какой-то кампании.

Чем дальше, тем становилось хуже: жить вместе бабушка с тётей отказывались, но обе требовали моего постоянного присутствия. А разорваться на два дома я не могла чисто физически. Тогда я попросила сестру моего мужа мне помочь — иногда мне помогать с бабушкой, не бесплатно, конечно.

Бабушка всё реже звонила, а когда я к ней приходила, она меня выгоняла. Лишиться одной квартиры и половины забот, показалось мне не страшным. Я принялась за обхаживание тётки с удвоенной силой.

Но скоро и тётя дала мне от ворот поворот. Бабушка с ней поделилась контактами «супер-сиделки», сестры моего мужа. Узнав об этом я рассердилась и пошла к ней выяснять отношения.

— Я тоже хочу квартиру, а от двух — тем более не откажусь. Сама виновата, такую возможность профукала. — смеялась сестра мужа.

Я пыталась давить ей на совесть, но это было бесполезно. Разговоры с мужем тоже ничего не дали. Немного, я даже была рада, что так получилось: у меня появился повод запретить мужу помогать его транжире-сестре, да и папины родственны меня, если честно, напрягали.

Мы с мужем решили завести ребёнка и отрешиться от всех проблем с родственниками. Мы много гуляли, ездили в гости к моим родителям. О уходе за бабушкой и тётей я вспоминала, как о страшном сне. Сестра мужа тоже не показывалась в нашем доме, изредка распуская сплетни о моей глупости и недальновидности.

А через полгода сестра ужа прискакала к нам в дом с претензиями. Суть была такова: она вложила кучу денег в мою бабку и тётку, а те её кинули, подписав с кем-то договор пожизненной ренты. Точнее, бабушка его подписала, забрав свою дочь к себе и сдав её квартиру. Так вот, суть претензий сводилась к следующему:

— Ты должна мне возместить то, что я потратила на твоих родственниц! — орала она, брызжа слюнями на все стороны.

Я закрыла дверь перед её носом — она сама виновата.

А бабушка решила ещё и с меня поиметь — позвонила и попросила денег, взамен всё так же обещая свою квартиру. Но я то знала, что квартира под договором ренты, и послала ушлую бабулю куда подальше.

Вот, к чему я всё: никому верить нельзя. Ни одному родственнику. По крайней мере, в моей семье. А кто знает, может и в ваших семьях есть подобные индивидуумы.