Бабушка: «Я так и знала, что ты вырастешь такой же, как твоя мать.»

Продолжение истории: Бабушка: «Сейчас ты с папой поедешь к нотариусу и подаришь ему квартиру.» Начало тут…

Здравствуйте. Я — та самая дура, что согласилась выплачивать отцу деньги, которые он на меня потратил до моего совершеннолетия.

Я тут подумала, а с какого перепуга я вообще кому-то что-то должна выплачивать? Кормить меня — была обязанность отца. А вот они всем семейством жили в моей квартире 8 лет совершенно бесплатно.

Если даже сделать им скидку, и обозначить сумму в 10 тысяч рублей в месяц за аренду трёхкомнатной квартиры в Москве, то за восемь лет это получится около миллиона рублей.

Вычтем оттуда мой мифический долг в 430 тысяч ( 34 тысячи я уже выплатила, говорю ведь — дура), то получится что должен мне уже папенька, и должен немало. А если добавить туда ещё и пенсию потере кормильца, что он получал за меня все эти годы, то сумма получается ого-го.

Вчера отец в очередной раз пришёл за деньгами. Сложив пальцы одной руки в кукиш, я второй рукой протянула ему свой листочек с расчётами со словами:

— Я тоже умею считать, лучше поздно, чем никогда. Там всё расписано. Предпочла бы выплату единоразово, но готова предоставить рассрочку, всего под 5% годовых, как родственнику.

— Не ожидал я от тебя такого. — сказал отец, развернулся и ушёл.

И пятнадцати минут не прошло, как мне позвонила бабушка. Зная, что ничего приятного я точно не услышу, я просто не стала отвечать. Вечером ко мне пришла целая делегация: бабушка, отец и мачеха. Бабушка просто вломилась мимо меня в квартиру и начала верещать:

— Я так и знала, что ты вырастешь такой же неблагодарной тварью, какой была твоя мать. Мало того, квартиру отцу не отписала, как должна была, собственную семью из дома выгнала, ещё и у тебя, сикавки, язык повернулся с родных людей деньги требовать? Я тебя сейчас научу уму-разуму, научу старших уважать.

Бабушка накинулась на меня с кулаками. Мачеха её подбадривала, а отец стоял молча и смотрел на происходящее. Я закричала и попыталась отбиться, но куда мне против центнера живого веса. На мои крики выскочил сосед, дядя Петя. Он оттащил от меня мою полоумную бабку и вытолкал её из квартиры со словами:

— Я сейчас полицию вызову. И так девке жизни не давали, оставьте её уже в покое.

Я умывалась в ванной, меня всю трясло от нервов и обиды. В чём я перед ней виновата? В том, что ей не нравилась моя мама? А я-то тут при чём? Я — точно такая же её внучка, как и ребёнок мачехи. Хотя, я уверена, бабушка считает иначе.

Умывшись и поблагодарив дядю Петю, я закрыла за ним дверь и легла на кровать. В голову полезли обрывки воспоминаний из далёкого детства:

…мама качает меня на качелях, счастливый папа её обнимает, я громко смеюсь…

…папа с виноватым лицом говорит: «Вечером приедет моя мать.» Мамина улыбка сразу меркнет…

…мы сидим на кухне, пьём чай. Бабушка с нами за столом. «Гоните ребёнка с кухни, сначала едят взрослые. Совсем ты, сын, семью свою распустил»…

Просто удивительно, как бабушка умудрилась пронести свою ненависть к моей маме через всю свою жизнь. Как она вообще живёт с такой злобой в душе? Когда любящий, заботливый папа превратился в равнодушного отца? Я не буду такой, как они.

Я их прощаю. Пусть они живут счастливо. Если, конечно, смогут вылезти из омута зависти, злобы и желчи. Господи, пусть у них всё будет хорошо.

То, что я их простила, не значит что я буду пытаться наладить с ними отношения. Наоборот, я вычеркну этих людей из своей жизни. У меня больше нет семьи. По сути, для меня ничего не изменится — моя семья перестала существовать тогда, когда не стало моей мамы.