Август: надо успеть согрешить

Он сидел дома, пил пиво. Жена с дочкой были на море. Он не знал, чем заняться. Жарко, скучно, суббота. И тут позвонила жена друга. По какому-то пустяковому делу. Сообщила, что вернулась в Москву из отпуска, надо работать, а муж с сыном остались еще на неделю.

Тут он ляпнул: «А заезжай ко мне, поболтаем!» Он совершенно ни на что не рассчитывал: жена друга была девушкой строгих правил. Но Таня внезапно ответила: «А давай!»

Он бросился в магазин, купил колбасы и сыра. Подумал и взял коньяк с вином. Таня приехала. Да, она ему всегда была симпатична: большая грудь и густые волосы. Намечался самый приятный вечер. Но у него и в мыслях не было к ней прикоснуться. Жена друга, как можно?

Они болтали о детях и ремонте квартир. Таня пила вино, он – коньяк. Стемнело. Она стала собираться домой. Они долго стояли в прихожей, Таня совсем не спешила надеть свои туфли. Он вяло шутил, думая: «Эх, такая девчонка… Схватить бы в последний момент. Но – нельзя». Вдруг Таня сама бросилась на него. Именно бросилась. Он чуть не упал на вешалку с плащами и куртками жены.

…Утром перед зеркалом Таня старательно расчесывала свои очень густые волосы. Он пытался разглядеть в ее зеленых глазах похмельное раскаяние, но Таня – напротив – была очень весела. Чмокнула, сказала «спасибо», убежала. Они встречались еще много раз на общих тусовках, она с мужем, он с женой, и будто не было ничего.

Эту историю мой приятель хранил в тайне долго, рассказал мне в прошлом году, когда Таня уехала из России с семьей. Я, конечно, обалдел. Я тоже знал Таню. Красивую, гордую, недоступную. Очень верную жену.

Что с ней случилось? Случился август. Август – это диагноз. Временное помешательство.

В этом месяце мы все дуреем. Мы с ужасом вдруг понимаем: черт возьми, лето уходит! Уходит проклятое, наше короткое русское лето. А что мы сделали? Пять раз напились, восемь раз устроили шашлыки, два раза прокатились на велосипеде. Ну хорошо, съездили в Турцию в лучшем случае. И что? Да ничего. Тоска.

А жизнь проходит.

Жизнь – это секс. А мы чем все лето занимались? Было дело – смотрели футбол. Некоторые девушки сумели отдаться иностранцам, им повезло, им будет что вспомнить. А нам? Но август – наш ускользающий шанс все исправить. Заняться главным. Жестко и страстно.

Август — последние дни разнузданных девичьих нарядов. Маек с глубочайшим вырезом, шорт в обтяжку и светлых платьиц, под которыми проступает… ой, там такое проступает, держите меня!

В августе мы ощущаем с болью меж ребер: дальше жизни не будет. Дальше тлен, увядание, морок. Надо успеть. Времени нет, кто тут поблизости? Вон та блондиночка из бухгалтерии? Хватаем. Замужем, ну и что? Она сама мне строила глазки в обед. Я даже имя не знаю, но это не важно.

Женщины в августе становятся лихорадочно томными. Недвусмысленными кокетками. «Лето уходит, а я еще так жарка!»

В августе мы с отчаяньем думаем: как же жена осточертела, как же муж надоел. Помрем и чужого сочного тела не отведаем толком. Нет! Пусть летит все в тартарары, но надо успеть. К черту мораль, устои, семейные ценности. Не до них, когда осень близка.

И самые главные скромницы вдруг бросаются во все тяжкие. Самые большие зануды готовы сорвать свой поганый офисный галстук, извозить всю сорочку в помаде. Такой статистики точно нет, но я совершенно уверен: на август приходится пик измен.

Август – пора для прощального русского трэш-угара. Моральная катастрофа. Сладкая как арбуз.

Да, потом будем валяться в ногах у мужа/жены, голосить, что бес попутал, вспышки на солнце и вообще «никогда больше». Кто-то, может, и разведется. Но скорее всего – обойдется. Поскандалим и друг друга простим.

Потом будет очень долгая осень. Мы станем тихими, скучными, верными. Уроки с детьми, в гости к теще, сериал про ментов.

Но ведь был этот август! Наш безумный, наш трепетный август. Будет что вспомнить. Никогда о не жалейте о глупостях, сделанных в августе. Это месяц, когда все дозволено.

Он наступает, он подкатил, он уже нам подмигивает. Вперед, развратницы и сластолюбцы.