Этой кошечке в детстве крепко досталось… теперь она инвалид, но мы ее очень сильно любим

В нашем доме всегда было много кошек. Каждая отличалась своим особым характером и привычками, но об одной хочется рассказать отдельно, поскольку таких, как она, не было никогда… И, видимо, уже не будет…

Появилось это чудо у нас в 2000 году. По совету хорошей кошатницы мы поехали в дом, где в тот момент имелось три котенка.

Все они сидели в коробке, причем два были совершенно одинаковые — толстые, пушистые, с большими круглыми головами — словом, обычные стандартные котята. Третий же котенок…

Трудно объяснить, чем он зацепил мое сердце… Он был намного меньше, худенький и какой-то несуразный, словно ребенок-инвалид. Казалось бы — три котенка из одного помета, но почему такая большая разница?

Я взяла кошачьего детеныша на руки и заглянула ему в глаза. Он моментально прижался ко мне всем своим худеньким тельцем и в этот момент я поняла, что уже не расстанусь с ним.

«Это Айседора, Ася», — сказала заводчица.

Мы забрали ребенка, поместив в коробку с пуховым платком. Она была настолько маленькой, что первое время дома мы на ночь укладывали ее спать в комод для белья, боясь, что другие кошки могут ее обидеть.

Весь день Ася резво прыгала по дому, но вечером, стоило только закрыть дверь комода — мгновенно наступала тишина. Имя свое наша питомица полностью оправдывала.

Здесь, видимо, вступало в действие хорошо известное правило: как корабль вы назовете — так он и поплывет. Назвали Айседорой — получили танцовщицу.

В доме была музыкальная шкатулка, при включении которой малышка начинала вполне профессионально танцевать. Жаль, что тогда еще не было мобильников с камерой…

Позже начались трудности.

Внезапно мы заметили, что киса совершенно не растет. Пошли к ветеринару.

«Да больна она у вас. Похоже на рахит», — известил эскулап, посветив ее в темноте фиолетовым светом.

«Разве у кошек бывает рахит?» — спросила я в недоумении.

«Редко, но бывает… начнем лечить…»

И началось лечение, которое очень быстро закончилось, поскольку переносить внутривенные вливания наша кисуля просто не смогла. Ей хватило всего одной процедуры, во время которой ветеринар повредил ей совершенно микроскопическую вену… мне до сих пор непонятно, как он отважился тыкать иголкой в такую ниточку…

Итогом было то, что Ася всю жизнь не давала дотрагиваться до себя, причесывать и проделывать с собой разные манипуляции. Так и дожила до старости ни разу непричесанная и некупанная…

Маленькая киса оказалась карликовым котенком (ну, бывают же карликовые собачки) и совершенно не выросла. Сегодня, в свои 17 лет, она точно так же весит 1 кг и ест очень мало…

А мы живем совершенно с твердым убеждением, что она не кошка, а посланник другой цивилизации.

Слишком мало уж в ней кошачьего…