А медведь ответил…

У нас опять отстреляли медведя. Собственно, для таежного района это не новость. У нас, как неурожай кедра, так медведи планомерно выходят к сёлам.

Они ж жир на зиму преимущественно нагуливают на кедровом орехе.

Интересно, что с каждым годом явление шатунов к селам случается всё чаще. И не только у нас, забейте в поисковик «Медведь вышел к селу» и дядя Яндекс выдаст — 57 миллионов ответов.

Наш же Михайло Потапыч бродил у села еще в октябре. Весь ноябрь надеялись, что заляжет. Не залег.

Выход тут один единственный и жестокий… Глава села предрекал его еще в середине октября. «Если не заляжет, придется на помощь охотников звать»

Вот позвал.

Бросили приваду — тушу теленка. На неё и вышел. Убили. Не матёрый медведище, но вполне себе опасный зверь.

Честно, мишку жаль. Он в какой-то мере отвечает за человеческие грехи. Тайга-то рубится безбожно, особенно возле сел и деревень, где есть хоть какие-то дороги. И первое дерево для заготовителей — кедр, за ним по большей части и охотятся лесозаготовители, гробя нашу тайгу.

Только по официальным данным в этом году в районе вырубили — 300 гектаров леса. Вопрос, а сколько по неофициальным? Посадки, конечно производят, но вот зараза рубят — плодоносящие деревья, а растет тот же кедр до первой шишки минимум -25 лет. И ведь это нынче — 300 га, а безбожно тайгу рубят уже лет 15-20…

А медведь ответил...
Всё, что остается от кедра

И как бы не говорили, что лес — ресурс возобновляемый, с каждой рубкой нарушается четкий выстроенный мир существования братьев наших меньших — от бурундуков до медведей.

Вот тебе и итог, медведи не залегли.

Куда пойдет голодный зверь? Да к деревням, где можно найти легкий обед… По-своему логично, люди уничтожают его дом и он идет к людям. Но как встретят? Выстрелами, потому как и у сельчан выхода нет. Мир тайги и мир человека — это два очень разных мира, и это в лишь в мультфильмах возможна дружба человека и зверя.

Я помню, как мы переживали вот такую же зиму . И насколько же страшно было за ребятишек. Встречали и провожали до школы. И старались вечерами по одиночке не ходить.

А медведь захаживал в село — где собаку сожрет, где теленка утащит.

Так то в девяностые года, когда тайгу вырубали не столь безбожно. Сейчас же и вовсе для зверья проблемы. На ягоде жир нагулять со скрипом можно, урожай таежный нынче радовал обилием.

Но эту ягоду на продажу вперед медведя собрали те же люди — выживать-то надо. Знаете в чем несчастье медвежье? Мишке на прокорм нужна спелая ягода. На продажу ту же чернику нередко еще полузеленую дерут, при такой заготовке неизбежно нарушается сам черничник. Парадокс времени, человек стал главным конкурентом медведя в борьбе за природные запасы.

Человек нынче тоже голодный, до денег, или в прямом смысле…Но… Ощущение такое, что гребут тайгу частым гребнем — всё, что можно заготовить и продать — лес, все виды ягод, многие виды грибов, черемша, папоротник, живица, береста, шишка…

Кто-то ради очередного миллиона, а кто-то ради куска хлеба. Но готова об заклад биться, что будь у большинства людей возможность найти постоянное место работы — так отчаянно они бы в тайгу за пропитанием не шли. Хлеб этот весьма тяжелый. Но если иных видов заработка нет — выживают тайгой. Насколько её еще хватит?

Чудное время пришло, тяжелое для человека и зверя… время лязгающего железа… И разница лишь в том, что оголодавших людей не отстреливают. Вот и всё преимущество.

Так пойдет дальше и останется медведь — один из символов России, только в заповедниках, да на эмблеме одной из партий…