«А деньги, что моя будущая тёща обманом выманила? Считай это своеобразным выкупом»

— Светик, золотце, выручай! — мама не успела зайти в квартиру, а уже начала торопливо говорить. — Дом у бабушки сгорел! Вещи, документы, техника — всё сгинуло! Сама живёхонька, она ещё и нас с тобой переживёт! Вот, бегаю по родне, собираю, кто сколько сможет!

Я не на шутку переполошилась — бабушка старенькая уже, всё в город её зазываем, а она:

— Глаза бы мои вас не видели! Надоели! Мне и одной хорошо! А вы всем скопом каждое лето тащитесь!

— От соседей позвонила — телефон тоже пропал, пока у них. Давай, Светуль, не жадничай — всё-таки бабка твоя!

Я достала кошелёк, отсчитала 10 тысяч и протянула их маме. Она помотала головой:

— Дом-то восстановить надобно, где она жить-то будет? За лето как раз управимся, подсобим! Маловато будет.

Деньги у меня были, немного правда, я на машину копила. Правам уже три года, а всё безлошадная. Жаль отдавать было, но ради бабушки ведь! Не зря бабушка столько пирожков в меня вложила — долгосрочные инвестиции, так сказать.

Я убрала деньги в кошелёк и пошла вскрывать заначку, в которую не лазила даже в чёрные времена, а они у меня бывали. Отдав маме честно накопленные 114 тысяч рублей, я закрыла за ней дверь.

Почему-то, с маминым уходом, у меня не появилось чувство удовлетворения от сделанного доброго дела. Наоборот — где-то билась мысль, что меня облапошили. Отогнав эту мысль подальше, я начала думать, чем же заняться в освободившиеся выходные. Я планировала навестить бабушку, поэтому свидание с кавалером отменила. Надо бы ему позвонить.

В субботу вечером, после киношки, я сидела в кафе и поглощала пирожные в приятной компании. Зазвонил мой телефон, на экране высветился контакт, жаждавший общения со мной: «Бабулечка». Я ответила:

— Привет, моя хорошая. Как ты там? Мама телефон тебе купила, симку восстановила? Быстро она. Ты как умудрилась дом сжечь? А если бы и сама того? — принялась я отсчитывать бабушку.

— Ты что там, белены объелась? Али выпила? Какой дом сгорел? Я тебя жду с утра, как и договаривались. А ты всё не едёшь и не едешь! Подумала, ты на последней электричке приедешь, встречать идти собралась. А потом вспомнила про телефон. да пока с кнопками разобралась, вот — звоню узнать: ты скоро? — из динамика раздался любимый, немного ворчливый голос.

Я рассказала бабушке про мамин визит на днях, она в ответ, обозвала свою дочь жульём.

— Позвонить-то не могла что ли? Твоя мать — знатная пустобреха! Нашла кому верить.

— Она сказала, ты телефон в доме оставила, когда спасалась. — рассеянно ответила я.

— Завтра жду тебя. Приедешь? — с надеждой в голосе спросила бабулечка.

— Конечно приеду! Пока, бабуль!

Я положила телефон на стол и стала барабанить по нему пальцами. Собеседник, прекрасно слышавший разговор, спросил:

— Проблемы с родственниками?

— Да. У мамы с возрастом: чем старше, тем больше любовь к деньгам, особенно — к чужим.

— У моей так же. — вздохнул Дима. — Поженимся, в другой город сразу переедем.

— А мы поженимся? — я вопросительно изогнула бровь.

— Конечно! Вот.

Он достал из кармана красную коробочку, открыл и положил её передо мной. Потом встал, обогнул столик и приземлился на одно колено.

— Светлана! Я хочу смотреть в твои прекрасные глаза каждое утро на протяжении всей своей жизни. Я обещаю, что сделаю тебя самой счастливой женщиной в мире! Я обещаю, что не буду тебя ругать за очередную купленную пару туфель, пусть даже она будет сотой! Я люблю тебя, и если ты скажешь «да», то я буду самым счастливым человеком в этой вселенной. Выходи за меня!

Я сказала да. В кафе раздались аплодисменты, официант принёс нам шампанское.

— А машину я тебе сам куплю, в подарок на свадьбу. А деньги, что моя будущая тёща обманом выманила… Считай это своеобразным выкупом. Я буду воспринимать это так: я тебя у твоей семьи выкупил, и теперь ты только моя!

Спасибо, мама! Если бы не ты со своей ложью, то в этот день я бы не стала счастливой невестой. Но денег ты от меня не увидишь никогда, ни копеечки!